Ст 138 о банкротстве. Постановления пленума вас рф

Постановление Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации №63 от 23 декабря 2010 года об оспаривании сделок должника

Ст 138 о банкротстве. Постановления пленума вас рф

Высшим Арбитражным судом Российской Федерации 23 декабря 2010 года было издано Постановление Пленума за номером 63, посвященное некоторым вопросам применения главы III.

1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Данное Постановление, в первую очередь, направлено на то, чтобы как можно полнее обозначить те аспекты деятельности арбитражных судов, которые посвящены оспариванию сделок, совершаемых должниками.

Издание такого Постановления было обусловлено необходимостью толкования положений указанного федерального закона, так как для разрешения конфликтов его норм с нормами гражданского законодательства (в котором, в первую очередь, и применяется мера оспаривания сделок) необходимо было разъяснить механизм применения всех нормативных актов, охватывающих разрешение существующих споров.

Какие действия должника могут быть оспорены

На основании статьи 61.2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» и части 1 указанного выше Постановления Пленума ВАС РФ оспариванию посредством обращения в арбитражный суд арбитражного управляющего подлежат все те сделки, которые могут быть трактованы, как подозрительные.

При этом не имеет значения, идет ли речь об исполнении действующих норм права, например, Трудового кодекса в части выплаты заработной платы, либо такая сделка осуществлена должником по своему усмотрению, в том числе в целях уменьшения того объема имущества, которое может быть включено в конкурсную массу для расчета с кредиторами.

Арбитражный управляющий вправе подать заявление в суд на оспаривание следующих действий компании-должника, если будет зафиксирована фактическая направленность таких действий на сокращение объема средств, направляемых на погашение задолженностей:

  • все действия, которые были совершены юридическим лицом-должником, проходящим процедуру признания финансово несостоятельным, если такие действия направлены на исполнение возникших на основании специальных договоров обязательств гражданско-правового характера;
  • операции, совершаемые банками и иными финансово-кредитными организациями, направленные на погашение имеющихся задолженностей клиента перед такими банками, а также перед другими физическими и юридическими лицами;
  • выплаты, осуществляемые в целях исполнения обязательств компании-должника, предусмотренных трудовым законодательством и подписанными в их исполнение трудовыми договорами, перед своими сотрудниками. Оспариванию в этом случае подлежат выплаты заработной платы и премий;
  • любые действия, направленные на исполнение брачного договора между супругами (при рассмотрении вопросов, связанных с банкротством физических лиц, арбитражный управляющий изучает также и брачный договор при его наличии, чтобы определить, в какой части он может быть исполнен супругами в рамках проведения процедуры банкротства физического лица-должника);
  • действия, направленные на уплату различных налоговых, таможенных и иных платежей, в том числе, если таковые осуществлены не самим должником, а посредством удержания средств с его счетов на основании специального поручения или заявления уполномоченных государственных органов;
  • любые действия, совершаемые должником, используемые для исполнения изданных судебных актов, в том числе для утверждения мирового соглашения, если такое соглашение может существенным образом ущемить права других участников банкротного процесса;
  • перечисление лицу, выступающему в качестве взыскателя в рамках исполнительного производства, средств, которые были выручены по итогам продажи имущества, имеющегося у должника.

Для того чтобы избежать уменьшения конкурсной массы, могут быть оспорены также действия, совершенные другими лицами за счет должника и имеющихся у него различных видов имущества. К числу таких оспариваемых действий относятся:

  • заявление о зачете, которое делает кредитор в части реализации различных правоотношений с должником;
  • действия по списанию средств со счета должника, если такое списание проведено в безакцептном порядке, а целью такого списания было погашение задолженности клиента финансово-кредитной организации перед самой такой организацией или другими лицами. Оспорены могут быть такие действия даже в том случае, если они осуществляются с целью выплаты средств по исполнительному листу;
  • если со счетов должника были списаны средства, поступившие туда в результате продажи какого-либо имущества должника, при условии проведения такого списания с целью возмещения необходимых средств взыскателю в проводимом исполнительном производстве;
  • если взыскатель по исполнительному производству оставил за собой имущество должника, либо аналогичное действие совершено залогодержателем по отношению к имуществу, выступающему предметом залога.

Какие сделки могут быть признаны недействительными

На основании части 9 указанного выше Постановления Пленума ВАС РФ оспариванию подлежат любые подозрительные сделки, в которых будет установлено, что они носят либо неравноценный характер, либо носят характер предоставления предпочтения одному кредитору перед другими.

В первую очередь, будет проходить оспаривание сделок, для которых имеется совокупность следующих признаков:

  • целью совершения сделки было причинение имущественного или иного вреда правам кредиторов компании-должника или физического лица, находящегося в процедуре проведения банкротства;
  • итогом совершения сделки стало причинение вреда имущественным правам имеющихся у должника кредиторам;
  • другая сторона сделки знала или должна была знать об истинных целях заключения оспариваемого соглашения.

Кроме того, для того чтобы оспорить сделку по признаку причинения имущественного вреда кредиторам, необходимо также доказать наличие сразу двух признаков:

  • на дату совершения сделки должник уже отвечал установленным в законодательстве о банкротстве признакам неплатежеспособности, а также признакам, согласно которым, определялась недостаточность его имущества;
  • стоимость того имущества, которое было передано стороннему лицу на основании совершенной сделки, составляет более двадцати пяти процентов от балансовой стоимости активов компании, а для финансово-кредитной организации – более десяти процентов активов компании;
  • физическое лицо-должник изменил свое место жительства при совершении сделки или до ее совершения, что исключило возможность для кредиторов получить информацию о совершенной сделке. Для юридического лица данное условие звучит несколько иным образом: бухгалтерские документы или иные отчетные были искажены таким образом, что кредиторы не смогли отследить изменение имущественного фонда должника, в результате чего их правам был нанесен существенный ущерб;
  • после того как сделка была совершена, должник продолжил пользоваться переданным имуществом или указывал новому владельцу, как таким имуществом распоряжаться.

Для того чтобы суд рассмотрел ходатайство о признании сделки недействительной, необходимо наличие двух или более из перечисленных выше признаков.

Оспаривание действий по совершению платежей по договорам об открытии различных кредитных линий

В том случае, если компания-должник совершает платежи, направленные на погашение задолженности во исполнение заключенного ранее договора о предоставлении ему кредитных средств возобновляемого типа, такие действия также могут быть оспорены на основании использования положений статьи 61.

3 Федерального закона «О несостоятельности (банкротства)».

Однако при подаче документов на оспаривание такого вида действий необходимо учесть, что оспорить эти действия возможно только в том случае, если все вносимые средства для погашения долга превышают установленный лимит для такой задолженности по договору (то есть имеет место уплата повышенных процентов по договору).

В том случае, если все вносимые должником средства не превышают сумму лимита, которая была установлена договором, даже если такие действия повторяются с определенной периодичностью, но должник забирает часть внесенных средств для использования в своих интересах, ни арбитражный управляющий, ни другие кредиторы не имеют права оспаривать сложившуюся ситуацию, даже несмотря на то, что в данном случае будет иметь место явное предпочтение одному кредитору перед другими.

Если тем кредитором, которому было отдано предпочтение в рамках осуществления платежей для погашения задолженности, является финансово-кредитная организация, то нельзя считать, что она по умолчанию знает о нахождении компании-должника в состоянии проведения процедуры банкротства. Поэтому при оспаривании такого действия арбитражный управляющий обязан доказать, что кредитная организация владела информацией о нахождении ее клиента в состоянии прохождения процедуры признания финансово несостоятельным.

Возможности признания сделки недействительными

Признать или не признать ту или иную сделку или совершенное должником действие недействительным — прерогатива арбитражного суда и суда общей юрисдикции при рассмотрении вопросов, связанных с оспариванием сделок по основаниям банкротного и гражданского законодательств.

Для того чтобы сделка или действие были признаны недействительными, арбитражный управляющий должен обратиться в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

При этом действовать он может как по собственной инициативе, так и представляя интересы кредиторов компании или уполномоченных государственных органов (если последние не обратились самостоятельно в судебную инстанцию, воспользовавшись своим правом).

Для того чтобы использовать свою возможность на оспаривание сделок или действий должников, арбитражный управляющий обязан подтвердить, что такое действие или сделка были совершены должником неправомерно, то есть имеют место составы нарушений действующего законодательства в части соблюдения очередности удовлетворения требований кредиторов, а также в части совершения равноценных сделок с целью исключить уменьшение конкурсной массы имущества или средств, которые впоследствии будут направлены на погашение задолженностей перед кредиторами.

Кроме того, арбитражному управляющему необходимо не только доказать незаконность совершенных сделок или действий со стороны должника, но также и то, что вторая сторона, принимающая участие в такой сделке, знала или должна была знать о плачевном финансовом состоянии своего контрагента-должника. В том случае, если о таком знании доказательств предоставлено не будет, сделку оспорить будет практически невозможно, так как суд может справедливо отказать в принятии документов для оспаривания.

В том случае, если речь идет о сделках, которые осуществляются должником в рамках его обычной финансово-экономической и хозяйственной деятельности, то такие сделки оспорены быть не могут, если они не будут определены судом, как подозрительные, например, по причине превышения регулярного объема используемых средств в рамках осуществления таких сделок. Одним из критериев подозрительности в этом случае будет служить ситуация, когда стоимость затраченных средств превышает установленную балансовую стоимость (по итогам бухгалтерской отчетности), а также в случае отсутствия балансовой стоимости – стоимость рыночную, определенную на основании показателей рынка аналогичных товаров, работ или услуг.

Кроме того, для определения вхождения такой сделки в стандартные виды хозяйственной деятельности компании, необходимо уточнить, совпадают ли обстоятельства ее совершения и те условия, в соответствии с которыми она совершена, с теми обстоятельствами и условиями, в которых были осуществлены другие подобные сделки, носящие регулярный характер.

Не нашли ответа на свой вопрос? Звоните на телефоны горячей линии. 24 часа бесплатно! 

+7 (499) 110-86-72

Москва и область

+7 (812) 245-61-57

Санкт-Петербург

Вс рф устранил ряд противоречий и сформулировал новые позиции при рассмотрении дел о банкротстве

Ст 138 о банкротстве. Постановления пленума вас рф

Юрий Борискин

Источник: Журнал «Юрисконсульт в строительстве»

По результатам рассмотрения ВС РФ некоторых дел о несостоятельности (банкротстве) были сформулированы правовые позиции, имеющие важное значение для судебной практики и развития российского законодательства в этом направлении.

В частности, многие существовавшие ранее противоречия, которые ВАС РФ так и не сумел разрешить, были устранены.

Сегодня я рассмотрю новые подходы и сформулированные позиции ВС РФ, отраженные в наиболее значимых и интересных, на мой взгляд, судебных актах, принятых Судебными коллегиями по экономическим спорам ВС РФ в 2015—2021 гг.

Методы борьбы с недобросовестными кредиторами должника-банкрота

Обстоятельства дела

ОАО «З» обратилось в Арбитражный суд в рамках дела о банкротстве ООО «Н» № А45−26 872/2014 с заявлением о включении требования в реестр требований кредиторов. В обоснование указанных требований общество сослалось на вступившее в законную силу решение Арбитражного суда Новосибирской области, оставленное без изменений постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда.

ООО «Н» в общем порядке и его временный управляющий Б. в порядке п. 24 постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2012 г. № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» обратились в Арбитражный суд Западно-Сибирского округа с кассационными жалобами на решение суда первой и постановление суда апелляционной инстанций.

Постановлением Арбитражного суда Западно-Сибирского округа кассационные жалобы общества и его временного управляющего были оставлены без удовлетворения.

При этом, отказывая в удовлетворении жалоб, суд округа указал, что представленные временным управляющим Б. новые доказательства не могут быть приняты на стадии кассационного производства в силу особенностей процессуального законодательства.

Постановление суда кассационной инстанции было обжаловано в ВС РФ.

Позиция ВС

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ, рассмотрев кассационную жалобу конкурсного управляющего Б., разъяснила процессуальный порядок оспаривания арбитражным управляющим и конкурсными кредиторами судебных актов, на которых основаны требования кредиторов, заявленные в деле о банкротстве, при этом сформулировала следующие правовые позиции.

Дело

О праве оспаривания арбитражным управляющим и конкурсными кредиторами судебных актов, на которых основаны требования кредиторов, заявленные в деле о банкротстве.

Реквизиты решения

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда Р Ф от 24 декабря 2015 г. № 304- ЭС15−12 643 по делу № А45−6961/2014.

Требования заявителя

Отменить судебный акт, на котором основаны требования кредитора, заявленные в деле о банкротстве.

Суд решил
Отменить постановление суда кассационной инстанции и вместе с тем разъяснить процессуальный порядок оспаривания арбитражным управляющим и конкурсными кредиторами судебных актов, на которых основаны требования кредиторов, заявленные в деле о банкротстве.

Суд кассационной инстанции и Судебная коллегия ВС РФ ограничены в полномочиях по сбору и оценке доказательств, такими полномочиями обладают только суды первой и апелляционной инстанций.

В этой связи право на обжалование судебных актов должно осуществляться таким образом, чтобы гарантии, обеспечивающие возможность представления новых доказательств и заявления новых доводов, могли быть осуществимы с учетом соблюдения принципа последовательного обжалования судебных актов.

Согласно правовой позиции Президиума ВАС РФ на лиц, обращающихся с жалобой в соответствии с п. 24 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2012 г. № 35, не распространяются положения ст. 42 АПК РФ, поскольку обжалуемыми судебными актами их права и обязанности непосредственно не затрагиваются, и суд напрямую о них не высказывается.

Согласившись с указанной позицией по существу, судебная коллегия отметила схожесть правового положения двух указанных категорий лиц, которая заключается в том, что до момента подачи жалобы они не участвуют в разрешении спора, а потому вступление таких лиц в дело должно осуществляться по одним и тем же правилам.

Порядок вступления в дело лиц, обращающихся с жалобой в соответствии со ст. 42 АПК РФ и желающих представить новые доказательства по спору, разъяснен в п. 22 постановления Пленума ВАС РФ от 28 мая 2009 г.

№ 36 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции», в соответствии с которым жалобу таких лиц следует рассматривать применительно к правилам рассмотрения заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам.

Таким образом, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ пришла к выводу о том, что к жалобам арбитражного управляющего и конкурсных кредиторов, которые желают представить новые доказательства, должны применяться правила, регулирующие порядок рассмотрения заявлений о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам в суде апелляционной инстанции.

Судьба акцессорных обязательств при новации основного долга против воли кредитора

Обстоятельства дела

Между АКБ «С» и ООО «К» заключен кредитный договор. В обеспечение исполнения обязательств по данному договору ООО «Р» предоставило поручительство и объект недвижимости в залог банку. Впоследствии банк уступил ООО «В» все права требования по кредитному договору, а также по договорам, которыми обеспечено основное обязательство.

В рамках дела о банкротстве заемщика требования общества в сумме 146 057 402,99 руб. были включены в реестр требований кредиторов ООО «К». Требования общества на аналогичную сумму по делу о банкротстве ООО «Р» также признаны обоснованными, в том числе как обеспеченные залогом имущества должника.

В рамках дела о банкротстве заемщика судом утверждено мировое соглашение, производство по делу о банкротстве прекращено. По условиям мирового соглашения обязательства ООО «К» перед ООО «В» уменьшились до 81 498,38 руб. Суды установили, что обязательство по оплате данной суммы заемщиком исполнено.

Конкурсный управляющий ООО «Р» А. исключила общество из реестра требований кредиторов, расценив уплату ООО «К» задолженности по мировому соглашению как исполнение основного, новированного обязательства.

Полагая действия конкурсного управляющего по исключению общества из реестра незаконными, последнее обратилось в арбитражный суд с жалобой.

Разрешая спор, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу, что мировым соглашением изменен порядок исполнения кредитного договора, однако сам договор не расторгнут и продолжает действовать, ввиду чего нет оснований считать кредитное обязательство исполненным. Также суды, сославшись на положения статьи 16 АПК РФ, отметили, что задолженность по кредитному договору взыскана в общеисковом порядке, в связи с чем исключение требований общества, основанных на вынесенных по этим делам решениях, противоречит принципу обязательности судебных актов. Придя к выводу, что должником не представлено соглашения о прощении его долга как поручителя и залогодателя по кредитному договору, суды сделали вывод о том, что А. необоснованно исключила общество из реестра требований кредиторов должника.

Отменяя судебные акты судов первой и апелляционной инстанций в части удовлетворения жалобы, суд округа отметил гражданско-правовую природу мирового соглашения как сделки, на основании которой могут изменяться права и обязанности сторон договора. Указав на то, что в силу особенностей правового регулирования главы VШ Федерального закона от 26 октября 2002 г.

№ 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» заключение мирового соглашения возможно даже при отсутствии согласия всех конкурсных кредиторов должника, суд округа пришел к выводу, что заключением мирового соглашения объем обязательств кредитора был фактически уменьшен, в связи с чем прекратилось и дополнительное обязательство поручителя (ООО «Р»), а поэтому действия конкурсного управляющего, исключившего общество из реестра в связи с исполнением обязательства, являются правомерными.

В связи с указанными обстоятельствами ООО «В» обратилось за защитой своего права в ВС РФ.

Позиция ВС РФ

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Р Ф, рассмотрев кассационную жалобу, установила, что в рамках указанного обособленного спора на разрешение судов фактически был передан вопрос о том, какой эффект в отношении обеспечительных обязательств имеет утверждение мирового соглашения в деле о банкротстве заемщика, если таким соглашением уменьшается объем основного обязательства, с учетом того, что согласно положениям подп. 1 п. 1 ст. 352 и п. 1 статьи 367 ГК РФ поручительство и залог прекращаются с прекращением основного обязательства.

Дело

Об утверждении в рамках дела о банкротстве заемщика мирового соглашения, на основании которого его обязательства по кредиту уменьшены (вопреки воле кредитора), и их исполнение в таком объеме не влекут аналогичного уменьшения и прекращения поручительства и залога, обеспечивающих исполнение указанного основного обязательства.

Реквизиты решения

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда Р Ф от 14 июня 2021 г.
№ 308-ЭС16−1443 по делу № А61−2409/2010.

Требования заявителя

Признать действия конкурсного управляющего по исключению общества из реестра незаконными.

Суд решил

Признать незаконными действия конкурсного управляющего, выразившиеся в исключении общества из реестра и обязать конкурсного управляющего устранить допущенные нарушения.

В связи с чем при разрешении данного вопроса судебная коллегия указала на то, что в результате осуществления судом функции толкования закона ни одна из сторон договора не должна быть поставлена в менее выгодное положение по сравнению с тем, на что она вправе была справедливо рассчитывать, вступая в договорные отношения.

Судебная коллегия установила, что общество явно возражало против мирового соглашения при его утверждении судом. Более того, общество обращалось с заявлением о признании решения собрания кредиторов о заключении мирового соглашения недействительным.

Природа обеспечительных обязательств состоит в том, что кредитор, должник и гарантирующее лицо заранее осознают возможность неисполнения должником основного обязательства.

Поэтому, выдавая обеспечение, поручитель (или залогодатель) принимает на себя все риски неисправности должника, в том числе связанные с банкротством последнего.

В число указанных рисков входит и возможность принуждения кредитора в рамках процесса о несостоятельности к заключению мирового соглашения, с которым такой кредитор не согласен.

С целью оградить себя от невозможности исполнения должником возложенных на него обязательств кредитор использует различные правовые механизмы.

Одним из таких механизмов является заключение с третьими лицами обеспечительных сделок, страхующих кредитора от риска неоплатности должника.

Поэтому освобождение в подобной ситуации поручителя (залогодателя) от ответственности противоречило бы самому смыслу обеспечительного обязательства как установленного на случай невозврата полученного блага.

Отсутствие воли кредитора на изменение (или прекращение) основного обязательства ведет к ослаблению свойства акцессорности поручительства и залога (имущества третьего лица), обеспечение должно считаться сохранившимся.

В этой связи Судебная коллегия ВС РФ пришла к выводу о том, что неоплаченная заемщиком (ООО «К») сумма кредитной задолженности продолжает быть обеспеченной поручительством и залогом имущества должника по рассматриваемому делу (ООО «Р»), в связи с чем у конкурсного управляющего А. не было оснований для погашения в реестре требований кредиторов ООО «Р» записи о требованиях общества, за исключением той суммы, которая действительно была выплачена ООО «К» по условиям мирового соглашения (81 498,38 руб.).

Вс разъяснил нюансы распределения денег от продажи заложенного имущества при банкротстве гражданина

Ст 138 о банкротстве. Постановления пленума вас рф

9 декабря Верховный Суд РФ вынес Определение № 305-ЭС19-927(2-5) по делу об оспаривании кредиторами гражданки, признанной банкротом, сделки по передаче залоговому кредитору не реализованной в принудительном порядке недвижимости должника.

Суд вынес решение о возврате должником 6 млн долларов США заимодавцу

В июле 2010 г. ООО «Стимул групп» передало по договору займа Нелли Морозовой 6 млн долларов США под 13% годовых со сроком возврата до 31 июля 2013 г.

Такие денежные средства передавались должнице под залог принадлежащей ей недвижимости (жилого дома и трех земельных участков) на основании заключенного сторонами договора залога, зарегистрированного Управлением Росреестра по Московской области.

Поскольку Нелли Морозова не вернула средства, общество обратилось суд. В декабре 2015 г. с ответчицы были взысканы сумма основного долга, проценты за пользование займом, пени за нарушение сроков уплаты процентов, а также судебные расходы на уплату госпошлины. Далее было возбуждено исполнительное производство о взыскании денежных средств, обращено взыскание на заложенное имущество.

В марте 2021 г. Нелли Морозова обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании себя банкротом. В следующем месяце сотрудник ФССП России вынес постановление о передаче залоговому кредитору не реализованной в принудительном порядке недвижимости должника. Такое имущество было передано по акту приема-передачи по цене на 25% ниже указанной в исполнительном листе стоимости в 157 млн руб.

Кредиторы должника-банкрота оспорили выкуп взыскателем заложенного имущества

Впоследствии кредиторы должника Мария Панкова и Валерия Макринская-Груич обратились в суд с заявлением о признании сделки по передаче имущества залоговому кредитору недействительной и применении последствий ее недействительности в виде возврата имущества в конкурсную массу. В обоснование они ссылались на совершение спорной сделки после принятия судом заявления о признании должника банкротом при наличии неисполненных требований иных кредиторов.

Арбитражный суд удовлетворил требования, но апелляция отменила его определение. Впоследствии окружной суд отменил постановление апелляции, отправив обособленный спор на новое рассмотрение во вторую инстанцию.

При новом рассмотрении дела апелляционный суд отменил определение первой инстанции, признав оспариваемую сделку частично недействительной и обязав общество вернуть в конкурсную массу должника 15 млн руб. В остальной части требований было отказано. Кассация поддержала апелляционное постановление.

Суды исходили из того, что взыскатель как залоговый кредитор, не получивший полного удовлетворения своих требований вследствие оставления залогового имущества за собой, помимо причитающихся ему 80% стоимости предмета залога также вправе претендовать на удовлетворение своих требований из части денежных средств, составляющих 10% от выручки на погашение судебных расходов по делу о банкротстве должника. В то же время оставшиеся 10% подлежат направлению на расчеты с кредиторами первой и второй очереди, а потому не могут быть направлены на погашение требований залогового кредитора и включаться в конкурсную массу.

Не согласившись с выводами апелляции и кассации, Мария Панкова и Валерия Макринская-Груич обратились с кассационными жалобами в Верховный Суд РФ.

Верховный Суд отправил дело на новое рассмотрение

После изучения материалов дела № А41-14162/2021 Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ напомнила, что правила распределения денежных средств, вырученных от продажи заложенного имущества при несостоятельности физического лица-залогодателя, изложены в п. 5 ст. 213.27 Закона о банкротстве.

По смыслу этой нормы, если в залоге находится имущество целиком, то 80% вырученных средств направляются залоговому кредитору, 10% направляются на погашение судебных издержек, расходов на выплату вознаграждения финансовому управляющему, оплату услуг лиц, привлеченных последним в целях обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей, и расходов, связанных с реализацией предмета залога, а оставшиеся 10% – на расчеты с кредиторами первой и второй очереди в случае недостаточности иного имущества гражданина для погашения указанных требований. При этом, при отсутствии таких кредиторов, оставшиеся 10% включаются в конкурсную массу.

Высшая судебная инстанция пояснила, что в части «процентов на расходы» нижестоящие суды правильно определили, что обществу «Стимул групп» предпочтения оказано не было, при продаже имущества с торгов данные средства также перечислялись бы залоговому кредитору. При этом «другие 10%» направляются на погашение требований кредиторов должника первой и второй очереди в случае недостаточности иного имущества гражданина для погашения указанных требований.

ВС: Супруга банкрота не получит деньги от продажи совместного имущества ранее кредиторовСуд уточнил порядок удовлетворения требований залоговых кредиторов, если выручка от продажи заложенного имущества должника не погашает задолженность перед ними, и детали распределения оставшихся средств между супругами

Касательно других 10% от выручки с продажи залогового имущества ВС указал, что при включении в конкурсную массу они также распределяются с учетом приоритета залогового кредитора, если обеспеченное залогом требование не было удовлетворено в полном объеме. В обоснование своих выводов Суд сослался на определения от 24 декабря 2021 г. № 305-ЭС18-15086 (1,2) и № 304-ЭС18-13615.

Верховный Суд выявил ошибку нижестоящих инстанций, которые указали на отсутствие права у залогового кредитора претендовать на другие 10%.

«Вопрос о наличии кредиторов первой и второй очереди, а также о достаточности иного имущества должника для расчета с ними имел значение для определения того, оказано ли залоговому кредитору предпочтение путем удовлетворения его требований из “других 10%”, и если оказано – то в какой части», – отметил ВС.

Оценивая доводы заявительниц о том, что обществу «Стимул групп» в любом случае было оказано предпочтение, поскольку из стоимости залогового имущества было удовлетворено его требование о выплате неустойки, Суд указал, что по смыслу положений Закона о банкротстве требование о взыскании неустоек, обеспеченное залогом имущества должника, должно учитываться отдельно в реестре требований кредиторов. Оно подлежит удовлетворению после погашения основной суммы задолженности и причитающихся процентов по требованиям всех кредиторов третьей очереди, включая незалоговых (Определение № 301-ЭС16-17271).

«Действия кредитора, предъявившего свои требования о включении в реестр, также свидетельствовали о том, что он первоначально счел погашенной неустойку, а уже затем –основной долг. Такое поведение не только свидетельствовало о нарушении положений об очередности удовлетворения требований кредиторов в банкротстве, но и ст. 319 ГК РФ.

Однако судами установлено, что впоследствии общество “Стимул групп” уменьшило свои требования в части основного долга на стоимость имущества, оставленного за собой (определение АС Московской области от 19 октября 2021 г. по настоящему делу).

Таким образом, не имеется оснований для того, чтобы сделать вывод об удовлетворении неустойки из стоимости предмета залога», – пояснил Верховный Суд.

Он также отклонил доводы заявительниц и должника о том, что залог прекратился в связи с несоблюдением залоговым кредитором сроков оставления имущества за собой на торгах в исполнительном производстве. Со ссылкой на п.

5 Закона об ипотеке Суд отметил, что ипотека прекращается, если залогодержатель не воспользуется правом оставить предмет ипотеки за собой в течение месяца после объявления повторных публичных торгов несостоявшимися.

Как пояснил ВС, ранее нижестоящие суды установили, что 29 января 2021 г. повторные торги по продаже недвижимого имущества должника были признаны несостоявшимися, о чем организатор торгов уведомил должностное лицо ФССП России.

В тот же день судебный пристав-исполнитель направил в адрес взыскателя предложение оставить не реализованное в принудительном порядке имущество за собой. «Вместе с тем, как указали суды, сотрудником канцелярии Службы судебных приставов под отметку 9 февраля 2021 г. принято заявление общества “Стимул групп” об оставлении предмета ипотеки за собой.

Равным образом 9 февраля 2021 г. заявление взыскателя об оставлении предмета ипотеки за собой поступило в адрес организатора торгов.

Таким образом, месячный срок для направления заявления об оставлении предмета ипотеки за собой залогодержателем был соблюден, в силу чего оснований для признания ипотеки прекратившейся по данным основаниям не имелось», – отмечено в определении Суда, который отменил постановления апелляции и кассации и отправил дело на новое рассмотрение во вторую инстанцию.

Эксперты «АГ» разошлись в оценках выводов ВС

Адвокат, партнер АБ «Юрлов и партнеры» Кирилл Горбатов считает, что в данном деле ВС РФ занял неправильную позицию, которая может негативно сказаться на правоприменительной практике в банкротстве.

По его словам, Суд занял спорную позицию в условиях того, что законодатель в ст. 138 и 213.27 Закона о банкротстве предусмотрел разное регулирование ситуаций в банкротстве юридических и физических лиц в отношении порядка распределения 10% от реализации залогового имущества. «В частности, в ст. 213.

27 Закона о банкротстве указано, что такие 10% поступают в конкурсную массу. На протяжении 4 лет судами данная норма понималась таким образом, что такие средства подлежат распределению между всеми конкурсными кредиторами, среди которых залоговый кредитор участвует на равных.

ВС РФ комментируемым определением дал ему приоритет», – заключил Кирилл Горбатов.

По мнению адвоката, при этом ВС РФ крайне неудачно сослался на ранее принятые им определения.

В них речь шла о супругах (один из которых банкрот), которых Суд посчитал созаемщиками и созалогодателями, и отказал второму супругу в участии при распределении оставшихся 10% от реализации залогового объекта.

Эксперт полагает, что приведенные ВС РФ примеры имели существенную специфику, которая не имела ничего общего с рассматриваемым делом, в котором участвовали не имеющие ничего общего с должником конкурсные кредиторы.

В этой связи Кирилл Горбатов назвал позицию Верховного Суда неправильной: «Во-первых, исходя из презумпции грамотности законодателя, сложно предположить, что законодатель словами “включаются в конкурсную массу” имел в виду, что залоговый кредитор имеет приоритет в получении этих 10%, если его требования после реализации залогового объекта оставались неудовлетворенными. Тем более что там, где законодатель хотел установить такое положение, он это сделал напрямую (п. 2.1 ст. 138, абз. 6 п. 5 ст. 213.27 Закона о банкротстве). Во-вторых, именно в данном судебном деле логика, на которую сослался ВС РФ, вообще не подлежала применению, в том числе основываясь на ранее высказанных им позициях».

Об этом, по мнению эксперта, свидетельствовало то обстоятельство, что в рассматриваемом деле речь шла о признании сделки недействительной и возврате в конкурсную массу денежных средств. «Так, 10% подлежали возврату в конкурсную массу.

Необходимо после этого было определить, какие требования залогового кредитора (ответчика) подлежали бы удовлетворению в приоритетном порядке.

Правильный ответ – никакие, поскольку залоговый кредитор, исходя из обстоятельств дела, забрал себе имущество должника до возбуждения процедуры банкротства должника и не включал требования, обеспеченные этим конкретным залоговым имуществом, 10% от стоимости которого подлежали перечислению в конкурсную массу, в реестр требований кредиторов. При этом невключение требований как залоговых согласно практике ВС РФ (Определение Верховного Суда РФ от 12 апреля 2021 г. № 307-ЭС19-3359(2) по делу № А13-20581/2021) влечет отказ в последующем приоритетном удовлетворении требований», – резюмировал Кирилл Горбатов.

Адвокат АП г. Москвы Виталий Ульянов, напротив, полагает, что ВС РФ обоснованно исправил ошибку нижестоящих судов и решение соответствует его практике: «Позиция по данному вопросу не новая, еще в 2021 г.

было вынесено несколько определений СКЭС ВС РФ, где косвенно освещен этот вопрос. Более того, аналогичное правоприменительное толкование норм о залоге в банкротстве дано в абз. 5 п.

15 Постановления Пленума ВАС РФ № 58 от 23 июля 2009 г.».

По мнению эксперта, логика законодателя заключается в следующем: в банкротстве абсолютный приоритет залогового кредитора предусматривает ограничения для соблюдения интересов наименее защищенных групп кредиторов (первая и вторая очередь реестра и текущие платежи первой очереди (обязательные)). При этом «равноправные» кредиторы до полного удовлетворения требований залогодержателя не вправе претендовать на получение удовлетворения.

«Не вижу каких-либо оснований полагать, что в банкротстве физических лиц существо залоговых правоотношений меняется. Можно было бы винить законодателя за нечеткость формулировок, но применительно к ст.

138 Закона о банкротстве этот вопрос уже был разъяснен Пленумом ВАС РФ в его Постановлении № 58, поэтому Верховный Суд обоснованно исправил ошибку нижестоящих инстанций», – подытожил Виталий Ульянов.

Обзор судебной практики по спорным вопросам, возникающим при оспаривании сделок должника в процессе банкротства организации (глава III_1 Закона о банкротстве), Обзор судебной практики от 27 мая 2015 года

Ст 138 о банкротстве. Постановления пленума вас рф

Перед изучением Обзорарекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением.

I.Основные положения об оспаривании сделок должника в процессебанкротства организации

Помимо общих оснований,предусмотренных Гражданским кодексомРФ, оспаривание сделок должника осуществляется по специальнымоснованиям, подлежащим применению только в отношении должника,только в рамках дела о банкротстве (речь идет прежде всего обоснованиях, указанных в статьях61.2 и 61.3Закона о банкротстве).

Нормы, регулирующие оспаривание сделокдолжника, сформированы законодателем в отдельную главу, в которойопределяются:

-основания для оспаривания и квалифицирующие признаки сделок,которые могут быть оспорены в процедурах банкротства;

-процессуальные нормы о порядке оспаривания сделок, в том числеособенности рассмотрения соответствующего заявления об оспариваниисделки;

-последствия признания сделки недействительной в рамках проводимых вотношении должника процедур банкротства.

Следует отметить, чтопредусмотренные статьями61.2 и 61.3Закона о банкротстве основания недействительности сделок влекутоспоримость, а не ничтожность соответствующих сделок (что такжеподтверждается названием главыIII_1 Закона о банкротстве).

Вто же время наличие в Законе обанкротстве указанных специальных оснований оспаривания сделоксамо по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, присовершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную(статьи10 и 168 ГКРФ), в том числе при рассмотрении требования, основанного натакой сделке (пункт 4Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 “О некоторыхвопросах, связанных с применением главы III_1 Федерального закона”О несостоятельности (банкротстве)”).

Применение норм статей61.2 и 61.3Закона о банкротстве подробно разъяснено в Постановлении Пленума ВАС РФ N 63:

1. В случае оспариванияподозрительной сделки судом проверяется наличие обоих оснований,установленных как пунктом1, так и пунктом2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, то есть с учетом оценкинеравноценности встречного исполненияобязательств другой стороной сделки и наличия целей причинениявреда имущественным правам кредиторов (пункт 9Постановления Пленума ВАС РФ N 63).

2. При оспаривании сделкис предпочтением, применяя перечень условий, когда имеет местооказание предпочтения одному из кредиторов перед другимикредиторами, приведенный в абзацах втором – пятом пункта 1статьи 61.3 Закона о банкротстве, следует иметь в виду, что дляпризнания наличия такого предпочтения достаточно хотя бы одного изэтих условий.

При этом при проверкесделок по данной статье необходимо учитывать дату их совершения.

Если сделка совершена после принятия арбитражным судом заявления опризнании должника банкротом или за месяц до этого, то дляпризнания ее недействительной достаточно условий, указанных впункте 1 названной нормы; если же сделка совершена в период отодного до шести месяцев до возбуждения производства по делу обанкротстве, то для признания этой сделки недействительнойдополнительно необходимо доказать наличие еще одного признака -недобросовестности контрагента (статья61.3 Закона о банкротстве, пункты10, 11,12Постановления Пленума ВАС РФ N 63).

3. Заявление обоспаривании сделки на основании статей61.2 или 61.3Закона о банкротстве может быть подано только в процедурахвнешнего управления или конкурсного производства. В процедурах женаблюдения или финансового оздоровления по основаниям,предусмотренным статьями61.2 или 61.

3Закона о банкротстве, сделки (в том числе совершенные послевведения этих процедур) оспорены быть не могут (пункт 30Постановления Пленума ВАС РФ N 63).

Всилу пункта 1статьи 61.

8 Закона о банкротстве заявление об оспариваниисделки должника подается в суд, рассматривающий дело о банкротстведолжника, и подлежит рассмотрению в деле о банкротстве должника(включая сделки с недвижимостью).
Всвою очередь, на основании статьи61.

9 Закона о банкротстве заявление об оспаривании сделкидолжника может быть подано в арбитражный суд внешним управляющимили конкурсным управляющим.

Таким образом, заявленияо признании сделок должника недействительными по общим основаниям,предусмотренным гражданским законодательством (в частности, пооснованиям, предусмотренным ГК РФили законодательством о юридических лицах), предъявляемые другимипомимо арбитражного управляющего лицами (например, контрагентами посделкам или должником в ходе процедур наблюдения или финансовогооздоровления), подлежат рассмотрению в исковом порядке ссоблюдением общих правил о подведомственности и подсудности(пункт 17Постановления Пленума ВАС РФ N 63).

Ниже приводится обзорвыводов судов, изложенных в решениях конкретных дел, по спорнымвопросам, возникающим при оспаривании сделок должника в процессебанкротства организации (главаIII_1 Закона о банкротстве), а именно:

1. Общие вопросы. Сфераприменения положений главыIII_1 Закона о банкротстве;

2. Оспариваниеподозрительных сделок должника;

3. Оспаривание сделокдолжника, влекущих за собой оказание предпочтения одному изкредиторов перед другими кредиторами;

4. Оспаривание сделокдолжника в отношении правопреемников;

5. Последствия признаниясделки недействительной;

6. Отказ в оспариваниисделок должника.

1.Общие вопросы. Сфера применения положений главы III_1 Закона обанкротстве

1.1. ПостановлениеАрбитражного суда Дальневосточного округа от 20.04.2015 NФ03-988/2015 по делу N А73-1322/2014

Исковыетребования:

Конкурсный управляющийООО “КРАЙМЕКС” (организации-должника, правопреемника залогодателя)в рамках дела о банкротстве в порядке, предусмотренном статьей61.

1 Закона о банкротстве, обратился в суд с заявлением опризнании недействительными действий ООО “РИФ” (цессионария подоговору с залогодержателем) по обращению взыскания во внесудебномпорядке на нежилое здание и земельный участок.

Решение суда:

Вудовлетворении требования отказано.

Позиция суда:

Установив, чтообращение взыскания на заложенное имущество во внесудебном порядкеи оставление предмета ипотеки ООО “РИФ” за собой произведено всоответствии с условиями договора об ипотеке между залогодателем изалогодержателем, дополнительного соглашения к нему итребованиями Федерального законаот 16.07.

98 N 102-ФЗ “Об ипотеке (залоге недвижимости)”, иотказывая в удовлетворении требований, суд дополнительно отметил,что к сделкам, совершенным не должником, а другими лицами за счетдолжника, которые в силу пункта 1статьи 61.

1 Закона о банкротстве могут быть признанынедействительными по правилам главыIII_1 этого Закона,могут относиться в том числе оставление за собой взыскателем висполнительном производстве имущества должника или залогодержателемпредмета залога, при этом наличие в Законе о банкротстве специальныхоснований оспаривания сделок само по себе не препятствует судуквалифицировать сделку, при совершении которой допущенозлоупотреблением правом, как ничтожную (статьи10 и 168 ГКРФ) (пункты2, 4Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 “О некоторыхвопросах, связанных с применением главы III_1 Федерального закона”О несостоятельности (банкротстве)”). Однако в данном случаесудом оснований для применения названных статей неустановлено.

1.2. Постановление Арбитражного судаЗападно-Сибирского округа от 22.10.2014 по делу NА46-6406/2013

Исковыетребования:

Конкурсный управляющийТСЖ “Альфа” (организации-должника) обратился в суд с заявлением опризнании недействительным акта приема-передачи, подписанного междупредседателем ТСЖ “Альфа” и представителем ООО “АК БАРС ИПОТЕКА”, опередаче ООО “АК БАРС ИПОТЕКА” объектов недвижимого имущества иприменении последствий недействительности сделки в виде включения вконкурсную массу ТСЖ “Альфа” указанных объектов.

Решение суда:

Вудовлетворении требования отказано.

Позиция суда:

Установив изматериалов дела, что подписание акта приема-передачи имуществасостоялось при совершении исполнительных действий, суды трехинстанций со ссылкой на пункт 3статьи 61_1 Закона о банкротстве указали, что действия поисполнению судебного акта (как сделка) могут быть оспорены толькопо правилам главыIII_1 Закона о банкротстве, а не по основаниям,установленным статьей64 Закона о банкротстве, регулирующей обязанности иограничения должника в процедуре наблюдения, в этой связиоспариваемая сделка не может быть признана судом недействительнойпо основаниям, указанным конкурсным управляющим.

Также суд призналнесостоятельным довод конкурсного управляющего ТСЖ “Альфа” о том,что сделка подлежит признанию недействительной на основаниистатьи64 Закона о банкротстве, поскольку действия по передачеквартир были осуществлены во исполнение вступивших в законную силусудебных актов, в связи с чем подлежали оспариванию по правиламглавыIII_1 Закона о банкротстве, поскольку суд не может пособственной инициативе применять нормы названной главы, так кактребуется иной порядок доказывания обстоятельств оспоримостисделок.

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.