Национальные материально правовые нормы. Нормативный состав МЧП

Шпаргалка по

Национальные материально правовые нормы. Нормативный состав МЧП

  1. Развитие   международно-частного   права   в   рамках   СНГ:   вопросы   унификации   и гармонизации.

Государства взяли на себя обязательства создавать правовые, экономические и организационные условия, гарантирующие равные права и ответственность всех организаций, предприятий и граждан, участвующих в межгосударственном научно-техническом сотрудничестве. Особое внимание и усилия страны—члены Содружества, согласно этому договору, должны приложить к обеспечению гармонизации систем охраны промышленной собственности, сотрудничества в проведении научно-технической экспертизы и совместимости правовых норм, регулирующих научно-техническую деятельность (ст. 2). Соглашение закрепило договоренность о том, что вопросы охраны интеллектуальной собственности регулируются законодательными актами сторон и специальными межгосударственными соглашениями (ст. 14). До принятия Патентной конвенции сотрудничество государств по вопросам охраны промышленной собственности предполагалось регулировать Временным соглашением (ст. 15), которое было принято странами—членами СНГ в этих целях

  1. Основные внутренние источники международного частного права в Российской Федерации.
  • Конституция РФ;
  • ФЗ;
  • Акты субъектов РФ по вопросам совместного ведения.

Такое положение в Великобритании и частично в США. В России судебная практика вообще не рассматривается как источник права. Источником права в РФ явл-ся закон. Суд в РФ не создает правовых норм, поэтому судебная практика не явл-тся и источником МЧП. В области МЧП большую роль играют судебные акты высших судебных инстанций РФ (консти-го суда РФ, высшего арбитражного суда РФ, ВС РФ) кот-е разъясняют, толкуют положения нормат-х актов, а также обобщают правоприменительную практику. Судебный прецедент – вынесенное судом решение по конкретному делу, обоснование кот-го становится правилом обязательным для всех судов той же или нижестоящей инстанции при рассмотрении аналогичных дел

  1. Роль обычаев как источников международного частного права Обычай и обыкновение в МЧП Судебный прецедент и доктрина как источники МЧП.

Межд-ные обычаи, основанные на последовательном и длительном применении одних и тех же правил, наша доктрина и практика рассматривают в качестве источников международного публичного, а также международного частного права. Обычаи — это правила, кот-ые сложились давно, систематически применяются хотя и нигде не зафиксированы. Этим обычай отличается от нормы закона. Обычаи, в основе кот-х лежат принципы суверенитета и равенства гос-в, обязательны для всех стран; что же касается других обычаев, то они обязательны для того или иного гос-ва в случае, если они им в какой-либо форме признаны. Кроме международно-правовых обычаев имеются торговые обычаи, кот-ые широко применяются странами в межд-ной торговле и в области торгового мореплавания.

  1. Нормативный состав МЧП. Вопрос включения национальных материальных норм в состав МЧП.

Нормативный состав МЧП состоит из двух групп норм разного хараетар:

  • коллизионно-правовые нормы, которые сами по себе не регулируют отношения, осложненные иностранным элементом, а лишь отсылают к праву, подлежащему применению;
  • материально-правовые нормы национального законодательства, регулирующие отношения с иностранным элементом.

Трудно согласиться с трактовкой Л.А. Лунцем некоторых таких норм из числа материально-правовых как норм коллизионных или норм публичного порядка, однако можно тем не менее предположить, что и сущность международного частного права они все же выражают вполне адекватно — их внутренней предпосылкой, как бы имплицитно присутствующей гипотезой является односторонняя коллизионная норма, обусловливающая применение отечественного правопорядка и указывающая на сформулированное в норме соответствующее правило поведения

  1. Состав и правовая природа коллизионных норм. Классификация коллизионных норм.

Структура коллизионной нормы – объем (указание на какое-либо ПО) и привязка (правило определения применимого права). Оба структурных элемента обязательны

Объём указывает на круг отношений, которые подлежат воздействию со стороны коллизионной нормы, а привязка содержит указание на признаки определения применимого права.

Пример: Форма сделки определяется местом её совершения. В данном примере объём коллизионной нормы составляет указание на форму сделки. Именно этот вопрос будет решаться по праву страны, где сделка совершена (привязка). Привязка коллизионной нормы также может именоваться формулой прикрепления.

  • По способы выражению воли законодателя
    • Императивные (не предполагают возможности отступления от содержащихся в них правил поведения даже при наличии соглашения сторон. Формулировки таких норм всегда однозначно указывают на права и обязанности сторон — участников конкретного правоотношения);
    • диспозитивные (закрепляют общее правило поведения, адресованное участникам правоотношения, от содержания которого они могут отступить при наличии их взаимного согласия. Формальным признаком диспозитивности выступают такие формулировки, как «стороны могут», «если иное не установлено соглашением сторон»);
  • По форме коллизионной привязки
    • двусторонние – допускают применение как национального, так и иностранного права.
    • односторонние – только национальное право (ст. 1200 ГК РФ)
  • По юридико-техническим свойствам привязок
    • альтернативные (предполагают наличие нескольких привязок для регулирования конкретного правоотношения, закрепленного в объеме, причем та или иная привязка применяется по усмотрению соответствующего субъекта правоотношения или иного лица (например, правоохранительного органа));
    • кумулятивные (сочетают возможность применения иностранного права для регулирования данного правоотношения с указанием на то обстоятельство, что соответствие требованиям собственного национального права исключает признание юридической недействительности отношения, даже если не соблюдены требования иностранного права, к которому отсылает кумулятивная коллизионная норма).
  • По правовой форме
    • Национальные;
    • унифицированные международно-правовые (в рамках международных договоров).
  • .
    • Генеральные коллизионные нормы.
    • Субсидиарные коллизионные нормы (применяется если невозможно применить генеральную коллизионную норму).

    Лекция №4. Нормативный состав МЧП

    Национальные материально правовые нормы. Нормативный состав МЧП

         В нормативный состав МЧП входят различные по своему происхождению и содержанию правовые нормы. Основное место занимают так называемые  коллизионные нормы, цель которых состоит в выборе применимого права, что возможно благодаря особой структуре этих норм.Большинство коллизионных норм по своему происхождению являются национальными.

    Однако  имеется большое количество международных договоров, содержащих унифицированные коллизионные нормы, международные по происхождению.

    В качестве примера можно привести Минскую и Кишинёвскую (1993 и 2002 гг.) конвенции стран СНГ «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам», знаменитый кодекс Бустаманте.

    Коллизионные нормы составляют особую подсистему в системе МЧП – коллизионное право.

    Подробнее о нормативном составе МЧП

         Наряду с коллизионными (национальными и унифицированными) правовыми нормами в состав МЧП входят унифицированные материально-правовые нормы, содержащиеся в международных договорах, международные по своему происхождению. Эти нормы фактически составляют другую подсистему МЧП – унифицированную подсистему материально-правовых норм.

         В пятидесятых годах XX столетия  на страницах журнала «Staat und Recht» проводилась дискуссия, следует ли унифицированные материально-правовые нормы отнести к области МЧП. По этому вопросу были высказаны противоположные точки зрения, в том числе и мнение о необходимости ограничить сферу МЧП только коллизионными нормами.

      В советской науке Г.К. Матвеев считал, что МЧП представляет собой лишь совокупность коллизионных (отсылочных) норм. Российская наука МЧП и законодательство в отличие от науки и законодательства ряда стран не ограничивает состав норм МЧП только коллизионными нормами.

         Спорным в науке международного частного права остаётся вопрос о том, входят ли в нормативный состав МЧП материальные нормы внутреннего частного права, которые специально предназначены для регламентации отношений с иностранным элементом.

      Некоторые нормативные акты, содержащие такие нормы,   целиком посвящены регулированию отношений с иностранцами на территории РФ.    Например, ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации»1999 г.

    , ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации»2002 г., ФЗ «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности»2003 г. Другие нормативные акты содержат лишь отдельные материальные нормы, регулирующие отношения с участием иностранцев.

    Например, закон «О соглашениях о разделе продукции»1995 г., закон «Об особых экономических зонах»2005 г.

         Большинство авторов относят эти нормы к МЧП (Л.П. Ануфриева, М.М.Богуславский, Н.И. Марышева, О.Н.Садиков, И.С. Перетерский и  др.).

      Авторы, придерживающиеся иной позиции, считают, что эти нормы не относятся к МЧП, они являются специальными правилами соответствующего (гражданского, семейного, трудового) национального права, поскольку они применяются только при условии, если применимым правом согласно коллизионным нормам будет российское право (Л.А.

    Лунц, Г.К. Дмитриева). Л.П.

    Ануфриева, придерживающаяся первой точки зрения, считает, что внутренней предпосылкой, как бы имплицитно (скрытно) присутствующей гипотезой таких норм, является односторонняя коллизионная норма, обусловливающая применение отечественного правопорядка и императивно указывающая на сформулированное в норме правило поведения.

     Напротив, Л.А. Лунц, сторонник второй точки зрения, считает, что отнесение этих норм к международному частному праву стирает границу между ним и гражданским правом. Вместе с тем, по мнению Л.А. Лунца, некоторые нормативные акты, хотя и касаются вопросов материального права, содержат также и коллизионные отсылки к национальному праву и должны изучаться в науке МЧП. В качестве примера Л.А. Лунц приводит нормативные акты СССР о порядке подписания сделок по внешней торговле, ныне не действующие.

         Поскольку эти нормы содержатся в российском законодательстве, применяются российскими судами и носят императивный характер, речь идёт о непосредственно применимых императивных нормах (их ещё называют сверх императивными). Действие этих норм в силу ст.

    1192 ГК РФ не затрагиваются коллизионными нормами российского права. Вместе с тем, в отношении этих норм сохраняется принцип приоритета международных норм. Если, например, имеется международный договор РФ и специальный закон РФ, регулирующие по-разному один и тот же вопрос, действуют правила международного договора (ст.

    15 Конституции РФ, ст. 7 ГК РФ, ст. 6 СК РФ). Таким образом, по моему мнению, материально-правовые нормы национального права, непосредственно регулирующие отношения с иностранным элементом, входят в нормативный состав МЧП, поскольку  регулируют отношения, составляющие предмет МЧП.

     При рассмотрении спора в России они будут применяться как непосредственно применимые императивные нормы (ст.1192 ГК). При рассмотрении спора иностранным судом они будут применяться по коллизионным правилам соответствующего государства, не меняя своей принадлежности к МЧП РФ. Однако в этом нет противоречия.

    Ведь коллизионные нормы РФ тоже не применяются иностранными судами, но никто не отрицает их принадлежности к МЧП России.

    Международный гражданский процесс

         Другим спорным вопросом остаётся отнесение к нормативному составу МЧП процессуальных норм, обозначенных термином «международный гражданский процесс».

         Господствующая точка зрения не относит процессуальные нормы к МЧП.  Суд – орган государства, и отношения суда со сторонами процесса носят публично-правовой характер.

       Гражданский международный   процесс – это нормы, регулирующие отдельные  специальные вопросы,    выделенные из состава национального гражданского процессуального права по признаку их связи с делами, возникающими в условиях международного оборота, международной жизни и связанные с отношениями с участием иностранцев или осложнёнными иными иностранными элементами. Эти нормы как публично-правовые входят в состав  такой отрасли национального права как гражданское процессуальное право (гл. ГПК, АПК РФ). Однако поскольку эти вопросы тесно связаны с МЧП, они изучаются наукой МЧП и входят в её систему.

         Однако вопрос этот не столь однозначен. Существуют иные мнения относительно того, входят ли нормы международного гражданского процесса в состав МЧП.

         В Германии наука МЧП  долгое время видела его предмет исключительно в праве, регулирующем применение законодательства, в то время как в других странах понятие МЧП понималось гораздо шире.

    Во Франции МЧП традиционно охватывает, кроме коллизионного права, право, регулирующее положение иностранцев и вопросы гражданства, а также всё международное гражданское процессуальное право.

    В Англии и США в МЧП рассматривается также международная подсудность и признание решений иностранных судов.

         Следует отметить, что во многих современных законах о международном частном праве, а также международных соглашениях наряду с положениями о праве, подлежащем применению, содержатся нормы процессуального характера.

    Такие нормы содержатся и в тех конвенциях, которые унифицируют материально-правовые, а не только коллизионные нормы. Так, швейцарский закон о МЧП1987 г.

    регулирует кроме МЧП также международную подсудность, признание и приведение в исполнение решений иностранных судов, международное право банкротства и третейскую подсудность.

         Некоторые российские учёные считают, что нормы международного гражданского процесса входят в МЧП.

         Немецкий учёный Х. Шак рассматривает международное гражданское процессуальное право как самостоятельную отрасль национального права и критикует тех учёных, которые считают его неотъемлемой частью МЧП.

    Международный гражданский процесс, считает Х. Шак, ни в коем случае не является    придатком МЧП. Скорее наоборот, первый   часто обладает преимуществом.

    Международное частное и международное гражданское процессуальное право являются не приложением, а дополнением друг к другу.

         Х. Шак считает праздным вопрос о том, относится международное гражданское процессуальное право к частному или публичному праву. Преимущественно  международное гражданское процессуальное право, как и процессуальное право вообще, считают  частью публичного права. Однако существенные моменты частного права, как пишет Х.

    Шак, присутствуют и в нём (соглашения о месте рассмотрения спора, право выступления в процессе от своего имени, но в защиту чужих интересов, многочисленные предписания о доказательствах и действии судебных решений). Как и частное право, международный гражданский процесс служит справедливости в частноправовом обороте.

    Его цель, таким образом, скорее частноправовая, в то время как средства, которыми он пользуется, скорее публично-правовые. С этой точки зрения вряд ли следует причислять международный гражданский процесс к той или другой отрасли, он должен акцептироваться как самостоятельная правовая материя. Постепенная унификация права, считает Х.

    Шак, проходит гораздо легче, если уяснить для себя что в международном гражданском процессуальном праве речь идёт об уравновешивании частных интересов, что государственные интересы, по крайней мере, в сфере действия принципа диспозитивности, практически не затрагиваются.

    Наверняка, если вы учитесь на юриста вы будете писать контрольную на эту тему. Обратитесь за помощью к профессионалам.

         Таким образом, нормативный состав МЧП содержит национальные и унифицированные коллизионные,  унифицированные материально-правовые нормы и национальные правовые нормы, специально предназначенные для регулирования отношений с иностранным элементом.

    Унификация в международном частном праве

    Национальные материально правовые нормы. Нормативный состав МЧП

    Унификация (unie facere — делать единым) права — это созда­ние одинаковых, единообразных (т.е. унифицированных) норм во внутреннем праве разных государств.

    Поскольку право входит в область внутренней исключительной юрисдикции государства и не существует наднационального «законодательного» органа, принимающего юридически обязательные «законы» для внутрен­него права государств, то единственным способом создания уни­фицированных норм является сотрудничество государств.

    Унификация права означает сотрудничество государств, направлен­ное на создание, изменение или прекращение одинаковых (единообраз­ных, унифицированных) правовых норм во внутреннем праве опреде­ленного круга государств. В этом качестве унификация является разновидностью правотворческого процесса.

    особенно­сть унификации:

    • она происходит с применением международно-правовых и национально-правовых форм и механизмов в двух правовых систе­мах: в международном праве и во внутреннем праве государства.

    Унификация охватила все отрасли внутреннего права госу­дарств, в том числе уголовное (например, комплексы правовых норм по некоторым группам преступлений), уголовный процесс (например, институт выдачи преступников), административное право (например, единообразные нормы, регулирующие таможен­ные отношения) и т.д. Этот процесс проник даже в святая свя­тых внутреннего права — в конституционное право (например, за­крепленные конституциями многих государств права и свободы человека соответствуют общепризнанным международно-право­вым стандартам). Но наиболее ощутимых результатов процесс унификации достиг в международном частном праве, что объяс­няется его спецификой.

    Будучи частью внутреннего права государства, международное частное право по своей природе экстравертно. Его объектом являются отношения между­народного характера, т.е. выходящие за пределы одного государ­ства: частноправовые отношения, осложненные иностранным эле­ментом.

    Наличие иностранного элемента приводит к тому, что международное частное право регулирует отношения, которые своим составом лежат в правовом поле двух или более государств.

    Их значимость в жизни каждого государства порождает объектив­ную потребность в их единообразном правовом регулировании.

    Есть еще одна причина, способствующая довольно высокой потребности унификации в международном частном праве: национальное право зачастую неспособно регулиро­вать отношения с международными характеристиками (особенно отчетливо это проявилось в экономической сфере).

    Особенности правого механизма унификации права

    Как уже го­ворилось, процесс унификации права протекает в двух правовых системах — и в международном праве, и в национальном.

    Этапы процесса унификации:

    1. соглашение между государствами по поводу единообразного регулирования определенных отношений, оформ­ляемых международным договором, в котором содержатся право­вые нормы, предназначенные для регламентации этих отношений;
    2. восприятие международно-правовых норм националь­ным правом государств.

    Таким образом, унификация права как правотворческий про­цесс имеет два этапа (две стадии).

    На первой создается комплекс соответствующих правовых норм в форме международного до­говора и государства берут на себя международно-правовые обя­зательства обеспечить их применение. Принятие международного договора и соответственно между­народно-правовых обязательств государствами завершает первую стадию унификации.

    Так как нормы, содержащиеся в договорах, еще не унифицированные, но предназначены стать таковыми, их можно назвать унифицирующими нормами. По своей природе это международно-правовые нормы, которые обязательны только для государств — сторон соответствующего договора.

    Понятно, что весь процесс создания унифицирующих правовых норм происхо­дит в рамках международного права с помощью присущих ему механизмов.

    Восприятие международно-правовых норм националь­ным правом государств (трансформация, либо национальная имплементациия) — второй этап унификации права. Это сугубо национальное дело, и он реализуется с помощью националь­но-правовых механизмов. В резуль­тате в национальном праве разных государств появляются унифи­цированные нормы, т.е.

    одинаковые, полностью совпадающие по содержанию. Эти нормы имеют силу национального права, вклю­чают и соответствующие национально-правовые меры их прину­дительного исполнения. В таком качестве названные нормы юри­дически обязательны для всех субъектов национального права, как участников частноправовых отношений, так и правопримени­тельных органов.

    Процесс восприятия обеспечивается национально-право­выми механизмами. В праве разных государств они различны, но имеют много общих черт. В Российской Федерации правовая основа этого процесса предусмотрена в п. 4 ст. 15 Конституции: «…Международные договоры Российской Федерации являются со­ставной частью ее правовой системы».

    Конституция устанавливает общий принцип действия международных договоров в России как части ее правовой системы.

    Поэтому данное правило можно рас­сматривать в качестве общей или генеральной трансформационной нормы, согласно которой нормам международных договоров, в ко­торых участвует Россия или в которых она будет участвовать, при­дается национально-правовая сила (этот же принцип повторяется в специальных частноправовых законах, например в ст. 7 ГК РФ).

    Согласие на обязательность договора может быть выражено в форме либо федерального закона (о ратификации, о присоединении), либо правовых актов Президента или Правительства (например, поста­новление Правительства о присоединении).

    Эти правовые акты и являются теми правовыми формами, в которых нормы между­народных договоров вводятся в российскую правовую систему.

    Они же определяют место унифицированных норм в иерархии российского права: если международный договор вводится в фор­ме федерального закона, то его нормы будут обладать юридиче­ской силой федерального закона; если договор вводится подза­конным актом, то его нормы будут обладать юридической силой этого подзаконного акта.

    Только тогда, когда нормы, со­держащиеся в международном договоре, станут частью нацио­нального (внутреннего) права государств, можно говорить об уни­фикации права как о законченном процессе: во внутреннем праве государств — участников договора появились одинаковые правовые нормы.

    Иначе говоря, нормы международного договора должны быть «санкционированы» государством для применения их в нацио­нально-правовой сфере, т. е. им должна быть придана юридиче­ская сила национального права.

    Только в этом случае они будут способны регулировать отношения между субъектами националь­ного права.

    Таким образом, унификация права имеет две самостоятельные, но взаимосвязанные стадии:

    1. первая проходит в международно-пра­вовой сфере и завершается принятием международно-правовых уни­фицирующих норм;
    2. вторая проходит в национально-правовой сфере и завершается принятием национально-правовых унифицированных норм.

    Соответственно обе стадии опосредуются теми правовыми формами, которые присущи двум правовым системам:

    • международно-правовым договором;
    • национально-пра­вовыми актами (законами и подзаконными актами).

    Виды унификации

    Существует несколько классификаций уни­фикации в зависимости от критерия, положенного в ее основу.

    1)  По способу правового регули­рования частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом:

    • унификация кол­лизионного права;
    • унификация материального частного права;
    • смешанная, когда один международный договор предусмат­ривает унификацию и коллизионных, и материальных норм.

    2)  В за­висимости от вида частноправовых отношений (предметный критерий) выделяются комплексы унифицированных норм (коллизионных и материаль­ных), предназначенных для регулирования отношений, являю­щихся предметом:

    • отраслей;
    • подотраслей;
    • институтов частного права.

     3)  По субъектам международных договоров:

    • универсальную (многосторонние универсальные договоры);
    • региональную (региональные договоры);
    • двустороннюю (двусторонние договоры);

    Наиболее высокая степень унификации права, особенно материального, достигнута в области внешнеэкономических отно­шений. Главным образом унифицированы правовые нормы, регу­лирующие:

    • договор международной купли-продажи (Венская кон­венция 1980 г., Нью-Йоркская конвенция об исковой давности в международной купле-продаже 1974 г., Конвенция о праве, при­менимом к договорам международной купли-продажи товаров, 1986 г. и др.);
    • новые виды договорных обязательств (Оттавские конвенции о международном финансовом лизинге и международ­ном факторинге 1988 г.);
    • международные расчеты, международные перевозки.

    Большие успехи достигнуты в унификации правовых норм, регулирующих интеллектуальную собственность, междуна­родный коммерческий арбитраж.

    Напротив, в таких сферах, как семейно-брачные отношения, наследственные, которые тесно свя­заны с национальными историческими, культурными, религиоз­ными особенностями, успехи унификации незначительны.

    Особое положение в классификационном ряду унификации занимают договоры об оказании правовой помощи. В них содер­жатся унифицированные нормы по гражданскому процессу (подсуд­ность, исполнение судебных поручений, признание и исполнение судебных решений и др.

    ), и значит, их можно включить в класси­фикацию по предметному критерию. Однако часто такие догово­ры содержат унифицированные коллизионные нормы по широко­му кругу частноправовых отношений и отдельные материальные частноправовые нормы.

    Следовательно, их можно отнести к сме­шанной унификации в широком смысле слова, включающей и первую, и вторую классификацию.

    Универсальная унификация предназначена для всех государств, соответственно международные договоры, опосредующие такую унификацию, открыты для всеобщего участия. Например, Вен­ская конвенция 1980 г. открыта для присоединения всех госу­дарств (ст. 91).

    Региональная (или локальная) — это унификация, осуществляемая в пределах ограниченного круга государств (на­пример, государств одного географического района или в рамках интеграционных образований).

    Результаты региональной и двусторонней унификации, как правило, более существенны.

    Так, Россия за редким исключением не принимает участия в универсальных договорах, направленных на унификацию коллизионных норм в различных сферах частно­правовых отношений, в основном разрабатываемых Гаагской кон­ференцией по международному частному праву.

    Отметим, что эти договоры вообще не получили большого распространения и уни­версальными их можно назвать лишь формально, исходя из их предназначения для всех государств. Реальный результат их дей­ствия весьма далек от «универсальности».

    Вместе с тем Россия является участницей большого числа двусторонних договоров о правовой помощи. В результате в нашей стране действуют уни­фицированные на двусторонней основе коллизионные нормы по широкому кругу частноправовых отношений, что создает более благоприятные условия для сотрудничества между соответствую­щими государствами.

    Особенности применения унифицированных норм

    Унифицированные нормы вообще и международного частного права в частности действуют как на­ционально-правовые нормы.

    Однако ни коллизионные унифици­рованные нормы, ни материальные частноправовые унифициро­ванные нормы не отменяют аналогичных норм внутреннего пра­ва, а действуют параллельно с ними.

    При этом они не сливаются с нормами внутреннего права в единый массив, а сохраняют в нем обособленность, обусловленную их договорным происхож­дением.

    Связь унифицированных норм с международным договором, в рамках которого они были созданы, порождает ряд особенностей их применения. Международным договором, как правило, определяются:
    1. про­странственная сфера реализации унифицированных норм;
    2. предметная сфера при­менения унифицированных норм, которая отличается от предметной сферы аналогичных норм внутреннего права;
    3. временные рамки дей­ствия унифицированных норм.

    Кроме того, унифицированные нормы должны толковаться в свете целей, принципов и содержания соответствующего международ­ного договора (часто данное положение включается в текст самого договора);

    Целью любого унифицирующего международного договора яв­ляется обеспечение единообразного регулирования определенного вида трансграничных частноправовых отношений. Для ее дости­жения недостаточно наличия одинаковых (унифицированных) коллизионных или материальных правовых норм.

    Необходима единообразная практика их применения, что предполагает едино­образное толкование. Поэтому многие договоры прямо дают толкование терминов и понятий, входящих в унифицируемые правовые нормы, устанавливая их содержание.

    Такое толкование является обязательным в на­ционально-правовой практике договаривающихся государств, что способствует единообразию применения унифицированных норм.

    Договорное происхождение определяет и временные рамки дей­ствия унифицированных норм. Они приобретают на территории участвующего в договоре государства юридическую силу не ранее того момента, когда договор вступает в силу.

    Даже если государ­ство ратифицировало договор (или иным образом выразило свое согласие на его обязательность), но он не вступил в силу (в част­ности, когда договор не набрал требуемое число ратификаций), унифицированные нормы не действуют. Прекращение действия договора ведет к прекращению действия соответствующих унифи­цированных норм.

    Односторонний выход государства из договора также прекращает действие соответствующих унифицированных норм на территории данного государства.

    На содержание и практику применения унифицированных норм оказывают влияние изменения, вносимые государствами в текст договора в процессе его осуществления.
    Поделиться:
    Нет комментариев

      Добавить комментарий

      Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.