Аскольд и дир братья или нет. Фавориты Рюрика: Олег, Аскольд и Дир

Были ли Аскольд и Дир иудеями?

Аскольд и дир братья или нет. Фавориты Рюрика: Олег, Аскольд и Дир

Аскольд и Дир входят в когорту легендарных киевских князей. Правили они еще в конце 9 века, добившись при этом немалого успеха. Именно эти князья заложили основу древнерусской государственности, однако эту версию поддерживают далеко не все историки, ведь существуют и определенные противоречия в фактах.

Источники

Повесть временных лет — книга, из которой специалисты и черпают информацию про историю времен Киевской Руси. Достоверность же изложенных данных вызывает немало сомнений.

Однако кроме этого имеются и другие источники, в которых многие факты Повести временных лет описываются совсем по-иному. Такие летописи переписывали далеко не один раз, отсюда могли и появиться ошибки. Другая же версия — заинтересованность в неправдивых данных со стороны определенных лиц.

У некоторых экспертов есть мнение, что Нестор излагал не только реальные данные, но и немного переделывал их.

Восстановить же картину, касающуюся жизни в те времена, также помогаю византийские и европейские летописи, арабские документы.

Из варяг в хазары

В Повести временных лет четко указанно, что Аскольд и Дир являются варяжскими дружинниками известного новгородского князя Рюрика. Вместе с ним они и отправились в поход на Царьград (Константинополь). Если же верить Никоновской летописи, они являются врагами Рюрика и устраивают восстание против князя.

Идя вниз по Днепру, варяги попали в город, который нынче является столицей Украины. В те времена в нем не было правителя, население же подчинялось хазарам, кому они и платили дань. Пришедшие в город варяги решили остановиться здесь и начать свое правление.

В Устюжской летописи четко были выделены цели Аскольда и Дира от похода на Константинополь — получение земель и начало своего правления на них. По мнению историка Бегунова, они превратились в хазарских вассалов. Такое мнение имеет право на жизнь, однако вероятней всего здесь было место соглашению сторон.

Поход на Константинополь

О походах русских воинов на Константинополь есть множество сведений, причем это касается не только Повести временных лет, но и других летописей. При этом даты в источниках указывались разные.

Так в Повести поход датирован 866 годом, что касается византийских летописей, в них указаны 860-861 года.

Однако делая поправку на некоторые хронологические неточности в работе Нестора, можно предположить, что речь идет об одном временном периоде.

Византийцы в то время активно вели войну с арабами, а армия с годами лишь ослабевала. Этим и воспользовались русы, напав на противника с моря. В Константинополь по данным летописцев прибыло 200-360 кораблей.

Сами оборонявшиеся не могли понять, откуда взялась армия противника, однако Нестор уверенно заявляет о том, что это были войска Аскольда и Дира, которые постепенно разграбляли близлежащие с Царьградом поселки.

Как свидетельствуют сведения, на море в момент разыгралась просто огромная буря, а корабли русские были разбросаны, поэтому уцелеть смогла лишь небольшая часть армии. Именно из-за этого битва была проиграна.

Христиане или иудеи?

Некоторые из источников гласят, что после своей победы византийцы начали налаживать отношения с Древнерусским государством. По мнению Филарета Гумилевского, в Киевской Руси именно при Аскольде и Дире начали активно читать евангельские проповеди.

Существует и другое мнение от академика Шахматова. Он сообщает, что в более поздних византийских и арабских летописях нет ни единого упоминания об Аскольде и Дире при походе на Константинополь. Информацию о них, будто бы, добавили. При этом существует мнение о связях князей с иудейским каганатом, поэтому вполне вероятно, что Руси был ближе иудаизм, а не христианство.

Расправа

Смерть Рюрика застала всех врасплох. Опекуном же его сына стал Олег, который вместе с этим тем самым стал и главой Новгорода. Он открыто заявлял о своей вражде к хазарам, а уже в 882 году им был организован поход на Киев, чтобы навсегда сместить власть самозванцев. Город этот тогда переживал не лучшие времена, поэтому для отпора нужно было предпринимать срочные меры.

В свой поход Олег взял и наследника Рюрика Игоря, которого он планировать посадить на киевский трон. Он обманом выманил Аскольда и Дира из-за стен надежной крепости, указав в разговоре с ними, что последние не являются князьями и тем более не принадлежат к знаменитому роду. На престол должен был сесть наследник Рюрика. Аскольда и Дира при этом было убито.

Польский историк Януш Длугош, который в основном занимался пересказами древнерусских летописей, утверждает, что Аскольд и Дир были наследными правителями Киева. Он уверен, что они были прямыми потомками Кия, основавшего город. Тем самым он хотел доказать, что Киев имел польские корни. По его мнению, Кий был наследником польской династии.

Существовал ли Дир?

Как гласит летопись, Аскольд был похоронен на высоком правом берегу Днепра, где собственно он и был убит. Что же касается Дира, его могила находилась за Ирининским монастырем, что немного странно.

Соправители государства или даже братья, которые погибли в один день, были захоронены в 3 километрах друг от друга.

Существует ряд исследователей, которые предполагают, что Аскольд и Дир были князями киевскими в разные годы, другие же утверждают, что Аскольд и Дир является одним и тем же лицом.

Если рассматривать древнескандинавский вариант имени «Huskuldr», здесь указывалось лишь одно оно, о князе Дире не было и слова. В византийских же источниках, которые описывали поход на Константинополь, говорилось лишь про одного военачальника, однако имя его не упоминается.

По мнению историка Рыбакова, личность Дира остается загадкой, а его существование и вовсе под вопросом. При описании различных сведений в летописях всегда указывается одиночное число при упоминании Аскольда и Дира, поэтому вполне вероятно, что был всего один князь.

Именно эти князья или князь вызывают наибольшие противоречия у историков. В разных летописях излагаются факты, которые не имеют ничего общего между собой, поэтому верить в их достоверность бессмысленно.

Что же касается археологии, она также не может сегодня помочь составить полную картину того, что происходило во времена Руси.

Скорей всего, еще будут интересные находки и факты, однако большинство информации все же потеряно, ведь с того момента прошло более тысячелетия.

Фавориты Рюрика

Аскольд и дир братья или нет. Фавориты Рюрика: Олег, Аскольд и Дир
14 Октябрь 2021

История знает несколько версий происхождения киевских князей. Предпочтение отдается классической летописной истории о «призвании варягов». Согласно древним летописям варяги, скандинавские племенные вожди, были предводителями русских дружин в военное время.

Одним из таких предводителей называют Рюрика, сына норвежского короля и Умилы – дочери новгородского старейшины Гостомысла. Призванный новгородским народом на княжение, Рюрик пришел со своей дружиной в район Ладожского озера и согласно летописи стал править в Новгороде с 862 г.

, а его дружинники – в других городах русской земли.

Следует сказать, что варяги находились в привилегированном положении: во время похода им полагалась большая доля добычи, с ними советовался князь, в то время как дружинники-славяне выполняли остальную работу. Иноземцев защищал и закон, по которому за убийство или оскорбление варяга полагался большой штраф.

Историки объясняют это тем, что, будучи варягами по происхождению, киевские князья комплектовали дружину преимущественно из своих дальних родственников. Дополнительное количество воинов набирали из русичей.

Термина «фаворит» тогда еще не существовало, но летописный термин «отроки-други», с которым князь обращался к своим старшим дружинникам (варягам), как нельзя лучше характеризует их приближенное положение. Для русских, младших дружинников, существовали иные термины: «гриди», «дети молодшие» и др.

Фаворитами в смысле приближения к князю становились преимущественно ближайшие родственники (родные и двоюродные братья, жены, дядья) либо самые сильные, умные или хитрые дружинники. То есть внимание высокой особы можно было завоевать, обладая родственными связями с ней и (или) выдающимися личными качествами.

Такие люди занимали привилегированное положение, становились сотрапезниками князя, пользовались его доверием. Они могли стать советниками, воеводами, отправлялись в завоевательские походы – собирать для князя дань в «своей и чужой земле».

Так, пришедшие вместе с Рюриком Аскольд и Дир были отправлены им в поход на Константинополь. Представители киевского князя в таких случаях имели полномочия от его имени и от имени управляемого им народа заключать с византийскими императорами договора о сотрудничестве и ненападении.

Разумеется, только лучшие из лучших могли выполнить эту миссию, те, которым князь доверял, как себе.

Поскольку в те времена власть и безопасность князя зависели от его личных качеств и верности его людей, фавориты назначались управителями подвластных ему городов или правителями при малолетних детях умершего князя, как например Олег.

Судьба приближенных Рюрика – Олега, Аскольда и Дира, также правивших в землях Киевской Руси, – наиболее полно отражена русскими летописями и дает некоторое представление об истоках русского фаворитизма.

Жизнь в Древней Руси не была безоблачной, и кровавая борьба за власть, интриги и конфликты между «пришлой» и «местной знатью» тогда также имели место, как и много веков спустя, – при Иване Грозном или первых Романовых.

Олег (? – 912)

Олег, родственник и дружинник Рюрика, прибыл вместе с ним на Ладожское озеро. Год его рождения неизвестен.

Но известно, что князь приблизил его к себе и имя Олега упоминается в дворцовых книгах византийских императоров вместе с «конунгом славян» и его племянниками Игорем и Яканом, а также другими варягами из «ближнего круга».

Олег отличался завидным здоровьем, богатырской силой и ловкостью – этот былинный образ подкрепляется археологическими находками. Известно, что двуручный меч весил около 25 кг, а в бою им надо было умело орудовать.

Боевая секира викингов могла весить и 15, и 20 кг, а если добавить к этому доспехи, пусть кожаные, но окованные железом, шлем и металлические поножи (специальные голенища, защищавшие ноги воина от щиколотки до колена), то выяснится, что рядовой дружинник должен был носить на себе как минимум 40 – 50 кг практически постоянно. Дружинник обязан быть выносливым, от него к тому же требовались воинская смекалка и безоговорочная преданность князю. Именно таким и должен быть будущий новгородский или киевский князь – поистине «первый среди равных».

Почему Рюрик не отправил Олега в поход на Константинополь вместо Аскольда и Дира, для историков является загадкой. Возможно, в начале его правления опытные дружинники Аскольд и Дир пользовались у него большим доверием.

Возможно, военное мастерство Олега требовалось на не слишком гостеприимной новгородской земле – подробности остаются неизвестными. Скорее всего, в период первого константинопольского похода Олег был, по понятиям того времени, слишком молодым и не зарекомендовал себя таким искусным дипломатом, как, например, Аскольд.

Возможно, что эта неприязнь к «обошедшим его на полкорпуса» Аскольду и Диру не давала ему покоя все годы правления Рюрика и в конечном итоге и стала истинной причиной гибели киевских правителей. Версия о том, что «вечно второй» Олег тяготился своим подчиненным положением, может быть признана спорной.

Тем не менее его активное участие в константинопольских походах, подавлении новгородского восстания Вадима и решительная борьба с кочевниками указывают на характер агрессивный и деятельный.

То, что Олег с общего согласия назвал себя представителем княжеского рода, свидетельствует об имевшихся у него определенных правах на престол или вассальное правление и амбициях, оставленных без внимания как самим Рюриком, так и новгородской аристократией.

До захвата Киева согласно летописи Олег предпринял военные набеги на территории любечских и смоленских славян. Эти атаки оказались успешными, так же как и вторжение в Киев, и весьма укрепили положение Олега среди дружины как «первого среди прочих».

«Ознакомительные» набеги русичей на Константинополь в 860-х гг. становятся во время его правления почти традицией. Подчинив Киеву ближайших соседей – радимичей, древлян и северян, Олег не только расширил подвластную территорию, но и существенно пополнил киевскую казну.

С непокорными тиверцами и уличами он воевал неустанно в течение всего своего правления. Правда, осадившие столицу Киевской Руси угры стали исключением из общего правила.

Их не только не удалось победить, но даже пришлось заплатить им выкуп, и только после этого они убрались восвояси.

Интересно, что не имевшему серьезных конкурентов в киевских землях Олегу невероятно везло. Его мечту о самостоятельном княжении можно считать сбывшейся. Более того, в 907 и 911 гг. он совершил два победоносных похода на Константинополь. И от своего имени в кругу своих дружинников он подписал с византийским императором договор о контрибуции и дальнейшем сотрудничестве.

Конечно, указанное в летописи число воинов Олега (80 000 человек) кажется современным историкам фантастическим, но не подлежит сомнению, что его армия была действительно велика и устрашающе боеспособна.

В связи с этим хрестоматийный рассказ об «Олеговой хитрости» представляется характерной иллюстрацией его тактической смекалки и воинской доблести. Перегородившие акваторию порта металлическими цепями греки также проявили военную хитрость и рассчитывали надолго избавиться от алчных завоевателей.

Но приказавший за одну ночь донести корабли на руках до ворот Константинополя Олег совершил настоящую «психическую атаку», против которой византийцы не устояли.

И главным приобретением Киевской Руси в этом походе стала не столько огромная дань, сколько заключение договора, разрешавшего русским купцам торговать без уплаты пошлины и таможенных сборов (за счет чего регулярно и пополнялась казна Византии). Это было признаком экономической стратегии, пусть и в начальном варианте. В мирном соглашении от 911 г.

Олег именуется «великим князем». Этот договор «о вечном мире и ненападении» также имел большое дипломатическое значение, высоко поднявшее престиж Киевской Руси за рубежом.
По одной летописной версии, Олег скончался в 912 г., по другой – в 922 г.

Все источники упоминают поэтическую версию гибели Олега «от своего коня», но приписывают ей вполне прозаическую причину – отравление змеиным ядом. Тем не менее в общем-то чуждый мистики, проницательный и достаточно прагматичный варяг в былинах XII – XIV вв. отождествляется с непобедимым князем-колдуном Волхом Всеславьевичем, что свидетельствует о том почтении, которое испытывали соплеменники к его выдающимся уму и физической силе.

Аскольд (? – 882) и Дир (? – 882)

Аскольд и Дир согласно летописным данным являлись дружинниками Рюрика. И хотя история первых киевских князей имеет множество разночтений, доподлинно известно, что они не были его родственниками, но пользовались большим доверием новгородского князя.

Именно их он послал во главе завоевательского похода на Константинополь в 864 – 866 гг. (примерная датировка летописью). Согласно одной из версий буря помешала Аскольду и Диру добраться до византийской столицы, и, убоявшись княжеского гнева, они решили не возвращаться в Новгород, а сами стать князьями в земле полян.

В те времена поляне не имели своих князей, сообщает летописец, но платили дань хазарам и терпели от них притеснения. Аскольд и Дир предложили полянам защиту в обмен на тот «взнос», который прежде доставался хазарам, и стали править.

По другой версии, они с самого начала не собирались нападать на Константинополь, так как Аскольд якобы уже был христианином. И с самого начала, отправляясь в поход, они надеялись стать независимыми князьями, а не «служить под началом».

В дворцовой книге византийских императоров среди совершивших поход варягов и русов их имена не упоминаются, а это значит, что до Константинополя они не дошли. В Киеве народ под их властью жил мирно и спокойно и был доволен своими правителями.

Против этой версии говорит отсутствие каких-либо репрессивных мер со стороны Рюрика по отношению к своим «боярам», нарушившим приказ.

Известно, что в Новгороде местная власть не была довольна правлением варягов. В летописях упоминается восстание Вадима (очевидно, представителя аристократии русичей), убитого по приказу Рюрика.

После подавления восстания часть новгородской знати бежала на киевскую землю под защиту Аскольда и Дира, и это очень возмутило Рюрика и его воевод, одним из которых был знаменитый Олег.

Польские летописные хроники считают и Аскольда, и Дира младшими родственниками Рюрика, которые имели прав на киевский престол значительно меньше, чем сын Рюрика Игорь и другой его родственник – Олег. Поэтому их убийство Олегом осталось безнаказанным, так как послужило возмездием за самовластие.

Неклассические летописи, например Иоакимовская, известная только в пересказе историка XVIII в. В.

Татищева, утверждают, что Аскольд и Дир княжили не одновременно, но один после другого, причем Аскольд был варяжским князем, а Дир – славянским, и имя его переводилось, как «зверь».

Подобные сведения можно почерпнуть и в заметках арабских путешественников раннего Средневековья, но эта версия остается спорной.

Все источники сходятся на том, что после смерти Рюрика (в 879 г.) мирному существованию киевских князей угрожал другой фаворит Рюрика – Олег, постепенно сосредоточивший в своих руках власть и влияние в новгородских землях. Через три года Олег, ставший регентом-соправителем при малолетнем Игоре, появился у ворот Киева.

Согласно летописным источникам богатая киевская земля привлекала его уже давно, а удобное расположение города вблизи от известных торговых путей служило стимулом для объединения новгородских и киевских земель под своим началом. Разумеется, свои интересы Олег отождествлял с интересами семьи Рюрика.

Ради этого ему казались приемлемыми любые средства: выманив обманом Аскольда и Дира из-за городских стен, он предательски убил их в присутствии своей дружины и юного князя.

О мире и спокойствии, царивших тогда в киевских землях, говорит и тот факт, что Аскольд и Дир вышли к Олегу безоружными и не имея под одеждой даже легких доспехов, что облегчило задачу Олега.

Подобная бесхитростность, стоившая им жизни, объясняется их уверенностью в собственной безопасности и тем влиянием, которым они пользовались на подвластной им территории.

Перед тем как казнить безоружных киевских правителей, Олег объявил, что карает их по праву, так как они, будучи не княжеского рода, захватили власть в городе и окрестностях. Власть, как объяснил Олег (по словам летописца), должна принадлежать потомственным князьям, т. е. Игорю или ему, Олегу.

Интересно, что ни дружинники, ни киевский народ не вступились за Аскольда и Дира, а это доказывает, что аргументы Олега они сочли правильными. После чего некто Ольма, которого разные источники считают то дружинником Аскольда, то местным купцом, похоронил убитых. Причем над могилой Аскольда воздвигли церковь, а над могилой Дира – нет. Историки видят в этом обоснование того, что Аскольд к тому времени уже был крещен в христианство (называют даже данное ему имя Николай), а Дир оставался язычником, как и многие другие рядовые варяги и киевские князья.

Юлия Матюхина. Фавориты правителей России

Другие новости и статьи

« Культурное строительство в СССР в 1930-х гг.

Размышления о духовности и нравственности с точки зрения ценностных категорий »

Запись создана: Воскресенье, 14 Октябрь 2021 в 18:05 и находится в рубриках Древние армии, Кашеварная часть.

метки: Дир, Аскольд, Рюрик

Темы Обозника:

В.В. ГоловинскийВМФПервая мировая войнаР.А. ДорофеевРоссияСССРТранспортШойгуармияархиввойнавооружениевузвыплатыгорючееденежное довольствиеденьгижильезащитаздоровьеимуществоисторияквартирыкоррупциямедицинаминоборонынаукаобеспечениеобмундированиеоборонаобразованиеобучениеоружиеофицерохранапатриотпатриотизмпенсиипенсияподготовкаправопризывпродовольствиерасквартированиереформарусьсердюковслужбасталинстроительствоуправлениеучебафинансыфлотэкономика

Аскольд и Дир: предавали ли они Рюрика

Аскольд и дир братья или нет. Фавориты Рюрика: Олег, Аскольд и Дир

Аскольд и Дир — легендарные князья, в конце IX века правившие в граде Киеве, принявшие христианство и заложившие основы древнерусской государственности. Такова общепринятая версия, но в ней есть много противоречий.

Из варяг в хазары

Повесть временных лет сообщает, что Аскольд и Дир были варяжскими дружинниками новгородского князя Рюрика, которые выпросились у него в поход на Царьград (Константинополь). Но в Никоновской летописи они выступают как враги Рюрика: недовольные разделом волостей, дружинники участвуют в организованном против него восстании.

Так или иначе, отправившись вниз по Днепру, варяги узрели на холме славный город, основанный Кием. Узнав, что в городе нет правителя, и что его население платит дань хазарам, они решили там осесть и княжить.

В Устюжском летописном своде говорится, что Аскольд и Дир были «ни племени княжа, ни боярска, и не даст им Рюрик ни града, ни села». Видимо, поход в Царьград был лишь предлогом, а конечная цель — получить земли и княжеский титул.

Историк Ю. К. Бегунов утверждает, что Аскольд и Дир, предав Рюрика, превратились в хазарских вассалов.

Сведений о разгроме новгородской дружиной хазар нет (да и непросто было это сделать), а значит, эта версия имеет право на жизнь — иначе хазары (и их наемники) не позволили бы варягам так запросто распоряжаться своей вотчиной.

Но, возможно, здесь имело место и соглашение обеих сторон — в лице опальных варягов каганат видел серьезное подспорье в противостоянии с могущественным Рюриком.

Поход на Царьград

О набегах русов (так называли греки народы, живущие к северу от Черного моря) на Царьград помимо Повести временных лет мы узнаем от византийских и итальянских хроникеров, что придает сведениям больше достоверности.

Правда, источники расходятся в определении дат: в Повести указан 866 год, а по византийским данным это 860-861 годы, впрочем, делая поправку на неточную хронологию Повести, можно допустить, что речь идет об одних и тех же событиях.

Византийцы, измученные войной с арабами, никак не ожидали нападения с моря русов. По разным данным к берегам Константинополя подошло от 200 до 360 кораблей.

Византийцы слабо представляли, откуда пришла эта армия, а вот летописец Нестор говорит о войсках Аскольда и Дира, которые подвергали разграблению окрестности византийской столицы и грозились взять сам Царьград.

Только благодаря усердному молению царя Михаила и патриарха Фотия, а также ризе пресвятой Богородицы, которую смочили в море, произошло чудо: внезапно разыгралась буря, а поднявшиеся огромные волны и сильный ветер разбросали корабли «безбожных русских» — немногие смогли вернуться домой.

Христиане или иудеи?

В некоторых источниках сообщается, что после поражения русов Византия налаживает отношения с молодым Древнерусским государством и начинает проводить там свою миссионерскую деятельность. Филарет Гумилевский пишет, что «по несомненному голосу истории, киевская Русь вняла евангельской проповеди при киевских князьях Аскольде и Дире».

Однако академик А. А.

Шахматов утверждает, что в более древних летописях, повествующих о походе на Царьград нет упоминания об Аскольде и Дире — их имена вставили позднее, ничего не говорится о них ни в византийских, ни в арабских источниках. Более того, учитывая возможные связи киевских князей с иудейским каганатом, преждевременно говорить об их христианстве: куда больше шансов у них было принять иудаизм.

Убийство

После смерти Рюрика опекуном при его малолетнем сыне Игоре и фактически главой Новгорода стал Олег — тот самый, кто мстил «неразумным хазарам».

Он помнил об опальных варягах, а поэтому организованный им в 882 году поход на Киев ставил своей целью сместить незаконную власть самозванцев.

Киев в то время превратился в очаг смуты — туда постоянно стекались недовольные жители новгородских земель, а поэтому требовались незамедлительные меры.

Олег взял с собой в рискованный поход Игоря, что может означать одно: он хотел явить Киеву законного наследника рода Рюриковичей и посадить его на «киевский трон». Как гласит предание, обманом выманив Аскольда и Дира из крепостных стен, он произнес: «Вы не князья и не знаменитого роду», а показав на Игоря, добавил: «Вот сын Рюриков!». После этого киевские правители были преданы смерти.

Однако, по мнению польского историка XV столетия Януша Длугоша, который во многом пересказывает древнерусские летописи, Аскольд и Дир были наследными правителями Киева, потомками Кия, и более того — братьями, а поэтому свержение киевских князей выглядит не только вероломным, но и противозаконным.

Но здесь можно усмотреть стремление Длугоша показать обоснованность польских притязаний на Киев, так как, по его мнению, Кий, один их наследников польской династии.

А был ли дир?

Согласно летописи Аскольд был погребен на месте своей гибели — высоком правом берегу Днепра, а вот могила Дира оказалась за Ирининским монастырем — недалеко от нынешних «Золотых ворот». Их разделяет три километра: странный факт, соправители (или даже братья), погибшие в один день, захоронены в разных местах!

Следует заметить, некоторые исследователи предполагают, что Аскольд и Дир правили в Киеве в разное время, но есть и такие, кто считает что Аскольд и Дир это одно лицо. В древнескандинавском варианте имени «Haskuldr» последние две буквы могли быть выделены в отдельно слово, а со временем и в самостоятельную личность.

Также византийские источники, описывая осаду русами Константинополя, говорят об одном военачальнике, правда, не называя его имени.

Историк Рыбаков дает нам разъяснение: «Личность князя Дира нам не понятна. Чувствуется, что его имя искусственно присоединено к Аскольду, потому что при описании их совместных действий, грамматическая форма дает нам одиночное, а не двойное число, как это должно было бы быть при описании совместных действий двоих лиц».

История киевских князей Аскольда и Дира оставляет больше вопросов, чем дает ответов.

Летописи как основной источник информации, к сожалению, грешат неточностями или прямым искажением фактов, а археология не в состоянии показать нам полную и достоверную картину жизни Древней Руси IX столетия. Конечно, кое-что нам еще предстоит узнать, однако многое так и останется сокрыто завесой минувшего тысячелетия.

А был ли рюрик?

Аскольд и дир братья или нет. Фавориты Рюрика: Олег, Аскольд и Дир

В предыдущей статье цикла уже был вскользь затронут вопрос происхождения родоначальника великокняжеской (а позже и царской) русской династии – Рюрика. Правда, там действующих лиц в основном интересовал вопрос, был ли он шведом или же нет.

Самим шведам, а вслед за ними и немцам, такой вариант, конечно, нравился, но в XVIII в. мало ли что кому нравилось. В «Повести временных лет», например, отдельно указано, что есть шведы, а есть русь, и объединяет их только то, что они варяги.

Впрочем, не «Повестью…» же единой – мы всегда можем обратиться к другим европейским хроникам и уточнить, что там с рюриками за отчётный период.

Рюрик

А с ними, прямо скажем, негусто. Ни один из шведских, датских или норвежских источников не упоминает никого подобного. Исландцы, которые в какой-то момент оказались летописцами для континентальной Скандинавии, тоже никакого отдалённо-приблизительно подходящего Рюрика не упоминают. Это наводит на определённые мысли любого, кто знаком с саговой традицией.

Дело в том, что важнее генеалогии для авторов саг не было вообще ничего. Зачастую информация о том, кто от кого произошёл и кто кого породил, занимает до половины насыщенного событиями текста.

И если в предках или потомках персонажа, да и просто хотя бы в дальней родне, есть какой-то правитель, то об этом будет упомянуто всенепременно.

Так что мы можем если и не сделать прямой вывод, то как минимум заподозрить, что на территории средневековой Скандинавии родственники Рюрика не проживали.

Страница Бертинских анналов, где упоминается народ «русь» (рос)

Впрочем, это смотря с какой стороны посмотреть. Некий Рорик (а древнесеверный Рёрик на средневековой местечковой латыни будет выглядеть именно так) появляется в Бертинских анналах, они же анналы Пруденция, которые уже упоминались в прошлой статье. Эта летопись была составлена в Сен-Бертенском монастыре и описывает историю франкского королевства за 830–882 годы.

С нашей точки зрения это, конечно, издевательство, а не хроника: именно в ней содержится самое первое упоминание народа «русь» и в ней же есть некто Рёрик, который, считай, Рюрик — и при этом в тексте они не имеют друг к другу никакого отношения! Собственно, они и упоминаются с разницей в 11 лет — «русь» в записи за 839 год, а Рёрик впервые в 850 году. Зато (как причудливо тасуется колода) он происходил из династии датских конунгов, правившей в Хедебю. Ну не швед — так хоть датчанин, что тоже неплохо.

Хедебю, реконструкция

Естественно, идея объявить этого Рёрика «тем самым» Рюриком должна была появиться неизбежно. Возникла она ещё в XIX в., и пионерами здесь снова стали историки-немцы. Впервые эта версия была высказана пастором Г.

Холлманом (Hermann Friedrich Hollmann) в сочинении «Рустрингия, первоначальное отечество первого российского великого князя Рюрика и братьев его. Исторический опыт», изданном в 1816 г.

Через двадцать лет она была подхвачена профессором Дерптского университета Фридрихом Крузе, а в советское время обрела вторую жизнь.

Понятно, что Рёрик Датский (он же Ютландский, он же Фрисландский) полюбился учёным не только за своё имя. Он вообще был товарищ довольно интересный, и по многим параметрам в рюрики вполне подходил.

С одной стороны, его история вполне характерна для тех лет, и даже где-то типична. Ну, разве что не все норманнские разбойники происходили из конунгских династий. По имеющимся сведениям, Рёрик родился в семье ютландского конунга Харальда Клака и вместе с ним был изгнан из страны после очередной кровавой драки за престол.

Какое-то время они жили грабежом фризского побережья, после чего поступили на службу к Лотарю, франкскому императору, постоянно воевавшему то с отцом, то с братьями. Норманны есть норманны — после первых побед Харальд и Рёрик были вознаграждены земельными владениями на фризских территориях.

Самым крупным поселением в новых землях был город Дорестад — и Дорестадским нашего Рёрика тоже называют.

Рюрик на памятнике «Тысячелетие России». Великий Новгород. Скульпторы Михаил Микешин, Иван Шредер и архитектор Виктор Гартман

А потом происходит неожиданная вещь. Хроники сообщают о том, что Рёрик был вынужден покинуть свои земли, и после этого в текстах наступает тишина. Примерно через десятилетие летописи фиксируют его возвращение и союз с Карлом Лысым, другим императором франков.

И вот эта лакуна в хрониках, когда никто не знает (и никому особо не интересно), чем занимался наш датчанин и что с ним было, довольно точно и красиво совпадает со временем вокняжения Рюрика, указанным автором «Повести временных лет».

И соблазн заявить, что легендарный варяг найден, конечно, практически непреодолим. Но…

Всё-таки несовпадающие детали есть, и их довольно много. Бросается в глаза, что Рюрик из «Повести временных лет» никуда не исчезал и с Карлом Лысым не водился, а честно умер, откняжив своё. Кроме того, датчане в «Повести…» упоминаются.

Помните: «Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а ещё иные готландцы». Сейчас это смотрится немного странно, но англы — это, в общем-то, на тот момент и есть датчане. И про Рюрика сказано, что он не из них.

Про народ «русь» во Фрисландии тоже как-то нигде не упоминается.

«Прибытие Рюрика в Ладогу», В. М. Васнецов

Наконец, существуют упоминания, что Рёрик Датский крестился ещё в 826 г., но в Старой Ладоге, сколько её ни раскапывали археологи, нет никаких следов христианства в предположительные времена княжения Рюрика.

Впрочем, это как раз довольно сомнительный аргумент: норманны, как мы помним, крестились массово, охотно и часто не по одному разу – просто бизнес, ничего личного.

На новом месте они вполне могли и не вспоминать ни про какое христианство.

В общем, к настоящему времени исследователи так и не пришли к единому мнению о Рёрике Датском.

Кто-то на все сто уверен, что это и есть Рюрик из российских государственных легенд, а кто-то убеждён, что версия притянута за уши, и её следует отмести с негодованием.

Существовало ещё несколько попыток идентифицировать Рюрика с историческими персонажами — например, с датчанином же Хрёреком — Метателем Колец, но эти версии расползаются по швам даже от пристального взгляда.

Город Рерик, наши дни

Если посмотреть не в тексты средневековых летописей, а на географическую карту, то можно обнаружить ещё один интересный вариант.

На территории современной Германии, в земле Мекленбург-Передняя Померания, есть город Рерик, бывшая рыбацкая деревня Альт-Гаарц.

Своё современное название эта деревня получила неслучайно: где-то в этих краях располагалась древняя столица славян-ободритов, которая как раз и называлась Рерик.

Ещё Ломоносов утверждал, что Рюрик происходит из полабских (живущих на реке Лабе, сиречь Эльбе) славян, то есть именно отсюда.

Именно вокруг ободритской ономастики строятся предположения о том, что имя Рюрик означает «сокол» и является скорее родовым прозвищем, чем именем собственным.

Впрочем, жители-славяне называли свою столицу не Рериком, а, по некоторым сведениям, Велиградом, что самую малость портит сложившуюся было идиллическую картину.

Синеус и Трувор

В общем, с Рюриком понятно, что ничего не понятно, и потому пока можно с чистой совестью вернуться к «Повести…».

«И избрались трое братьев со своими родами, и взяли с собой всю русь, и пришли, и сел старший, Рюрик, в Новгороде, а другой, Синеус, — на Белоозере, а третий, Трувор, — в Изборске».

Если Рюрик звучит ещё туда-сюда и навевает ассоциации хотя бы то с датскими конунгами, то с ободритской столицей, Синеус и Трувор вызывают у читателей «Повести временных лет» (да порой и у исследователей) стойкое недоумение. Какие-то люди со странными именами, скоропостижно скончавшиеся и не оставившие после себя ни наследников, ни вообще хоть чего-нибудь. И, конечно же, на их счёт тоже есть самые разные соображения.

Скандинавская фибула 9–11 вв., найденная в Ладожском озере

Наиболее радикальная (но и наиболее распространённая) точка зрения гласит, что никаких братьев у Рюрика не было. Ну, по крайней мере, именно этих. Но объясняют это по-разному. Например, общей индоевропейской традицией, требующей, чтобы в подобных историях обязательно было трое братьев, а если их нет, толь фольклор сам добавит.

Или же (как настаивал Б. А. Рыбаков) летописцы просто неправильно поняли слова sine hus (свой дом) и thru varing (верные воины). Такой выверт вполне возможен, правда, только при наличии изначального текста, который переводили славянские летописцы, на каком-нибудь древнесеверном языке.

Но ничего подобного до нас не дошло, хотя, конечно, это не значит, что его не было.

Сейчас принято считать, что Синеус и Трувор – всё-таки личные имена, восходящие к скандинавским Signjótr и Þórvar[ð]r. Но даже от этого легенда не становится более убедительной. Синеус не мог княжить в Белоозере, потому что этот город был основан только в X в.

(по крайней мере, археологических подтверждений его более раннего существования пока не найдено), а Новгород (также по археологическим данным) – и того позже, то есть Рюрику, по-хорошему, править было тоже негде. Ну, хотя бы Изборск в это время уже существовал.

К слову, Рюрик не мог и «срубить Ладогу», которая к тому времени уже существовала как минимум сто лет и, очевидно, уже являлась столицей.

Аскольд, Дир и Олег

Но, кроме загадочных Синеуса с Трувором, легенда говорит ещё о двух сподвижниках Рюрика. Аскольд и Дир. И их имена, для разнообразия, особых сомнений не вызывают.

«Повесть…» говорит, что эти двое не были родственниками ни Рюрику, ни друг другу, а были, скорее, знатными дружинниками. Они не стали засиживаться на северах, а отправились было в поход на Царьград (Константинополь), но по дороге им попался Киев. Ну и какой же уважающий себя варяг прошёл бы мимо на их месте?

Рюрик разрешает Аскольду и Диру отправиться с походом на Царьград, Радзивилловская летопись

Позже, конечно, они добрались и до Константинополя, но там им не повезло. Войско было разбито, то ли в морском сражении, то ли просто неудачно попав в шторм. Шторм, как и следовало ожидать в подобном случае, был объявлен чудом Богородицы, и вскоре после разгрома Аскольд и Дир крестились в Киеве. Для самого Киева, традиционно, это крещение религиозных последствий не имело.

Впрочем, кто знает, как повернулось бы дело, если бы не преемник скончавшегося к тому времени Рюрика Олег. Олег как раз был очень занят расширением бывших Рюриковых, а теперь своих владений, и мимо такой добычи, как Киев, тоже пройти не смог.

В «Повести…» довольно интересно описано, как он обосновал своё нападение на Аскольда с Диром. Дескать, они происходили не из княжеского рода и не имеют права на власть, а вот Олег и его подопечный Игорь (малолетний сын Рюрика) — как раз имеют.

Археологические находки культовых серебряных предметов скандинавского происхождения на Рюриковом городище под Новгородом

С одной стороны, такое заявление выглядит немного странно: у норманнов права принадлежали тому, кто смог их взять, и помешать этому могло только совсем уж крестьянское происхождение.

С другой стороны, в словах Олега содержится косвенная информация о том, что Рюрик был не просто знатным воеводой, а таки принадлежал к какому-то конунгскому роду.

Ну, это если доверять тексту «Повести…», конечно, а этого точно не стоит делать без оглядки.

Убив Аскольда с Диром, Олег стал ещё и киевским князем, и, как известно, на этом не успокоился.

Смерть Аскольда. Неизвестный художник конца XIX в.

Собственно, речь теперь идёт о том самом Вещем Олеге. Относительно его личности тоже существуют очень интересные соображения. Вероятно, он был родственником и близким сподвижником Рюрика, возможно, соотечественником.

Олега некоторые исследователи ассоциируют с Оддом Орваром (Стрелой), героем сразу нескольких норвежско-исландских саг.

Эта ассоциация, конечно, просто напрашивается — в «Саге об Одде Стреле» описывается хорошо знакомый нам из «Песни о Вещем Олеге» (а кому и из «Повести временных лет») сюжет с прорицанием и смертью от укуса змеи, выползшей из конского черепа.

Одд Орвар был норвежцем из Халогаланда (область на западном побережье Норвегии). Именно с этой областью связывают имя собственное Хельги, русифицированной формой которого считается Олег. Иоакимовская летопись считает, что Олег был связан с Рюриком родственными узами через жену последнего — собственную сестру.

Так это или нет — проверить невозможно, о супруге Рюрика мы не знаем, в общем-то, ничего. Летопись называет её имя — Ефанда (возможно, Альфвинд) и говорит, что та была норвежской княжной.

Это ещё одна ниточка от Вещего Олега к Одду Стреле, хотя в «Саге об Одде» у последнего нет никакой сестры, да и роду он хотя и хорошего, но всё-таки не конунгова.

Раскопки в Старой Ладоге. Культурный слой X в., фрагмент скандинавского большого дома

Вероятнее всего, мы так никогда и не узнаем точно, кем были все эти люди, и что является правдой из того, что о них рассказывают. После Олега князем стал сын Рюрика Игорь, и это, в некотором роде, уже совсем другая история, гораздо лучше задокументированная. Поэтому в ней уже можно в целом разобраться, кто кому кем приходится. В общем, совсем-совсем другая.

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.